Сосочки языка препарат: Таблица препаратов по гистологии — Стр 2

Содержание

Таблица препаратов по гистологии — Стр 2

 

найти: (1) эктодермальный эпителий, (2) эмалевый орган,

 

(3) зубной сосочек, (4) зубной мешочек. На большом

 

увеличении найти (5) наружные клетки эмалевого органа,

 

(6) внутренние клетки эмалевого органа, (7) пульпа

 

эмалевого органа. Ориентировочные основы действий:

 

на малом увеличении на поверхности слизистой увидеть

 

многослойный плоский эпителий (1) из светлых

 

пузырчатых клеток. Под слоем, покрывающим слизистую

 

оболочку, найти эмалевый орган (2), имеющий форму

 

колпачка. Под эмалевым органом располагается зубной

 

сосочек (3) — скопление мелких фиолетово окрашенных

 

клеток. Ниже увидеть зубной мешочек (4) — полоску из

 

уплощенных клеток. С выпуклой стороны эмалевого

 

органа видны мелкие, синего цвета клетки наружного

 

эмалевого эпителия (5). Внутренние клетки эмалевого

 

органа (6) — более высокие примыкают к зубному сосочку.

 

Между двумя этими слоями располагаются звездчатые

 

клетки пульпы эмалевого органа (7).

 

 

25

Объект изучения: препарат: поздняя стадия развития

 

зуба (закладка дентина и эмали), окраска гематоксилин-

 

эозином.

Программа действий: на малом увеличении

 

найти (1) эмалевый орган, (2) дентин, (3) эмаль. На

 

большом увеличении рассмотреть (5) энамелобласты, (6)

 

одонтобласты. Ориентировочные основы действий: на

 

малом увеличении найти эмалевый орган (1), в котором

 

различают наружные, внутренние клетки и пульпу

 

эмалевого органа (см. задание 3). Под внутренними

 

клетками, которые приобретают призматическую форму и

 

превращаются в амелобласты (5), располагается полоска

 

эмали (3) темно-красного цвета. За эмалью видна широкая

 

полоска бледно-розового цвета — дентин (2). В полости

 

будущего зуба располагается пульпа зуба (4) — нежно-

 

розовая, рыхлая волокнистая ткань с кровеносными

 

сосудами. На большом увеличении рассмотреть высокие

 

призматические фиолетово окрашенные клетки, лежащие

 

на эмали зуба — амелобласты (5), и периферические

 

клерки пульпы зуба, расположенные в один ряд —

 

одонтобласты (6).

 

 

26

Объект изучения: препарат: пищевод (окраска

 

гематоксилин-эозином). Программа действий: на малом

 

увеличении найти: (1) слизистую оболочку (а)

 

многослойный плоский эпителий слизистой, (б)

 

собственную пластинку слизистой, (в) мышечную

 

пластинку слизистой, (2) подслизистую основу, (3)

 

мышечную оболочку, (4) адвентициальную оболочку, (5)

 

собственные железы пищевода. Ориентировочные

 

основы действий: на малом увеличении найти слизистую

 

пищевода (1), на поверхности которой рассмотреть

 

многослойный плоский эпителий (а) в виде широкой

 

фиолетовой полоски с темными ядрами. За ним

 

располагается собственная пластинка слизистой (б) из

 

нежно-розовой рыхлой соединительной ткани с сосудами,

 

под которой лежат пучки мышечных волокон (в) ярко-

 

красного цвета. За слизистой располагается подслизистая

 

основа пищевода (2) широкой полосой розового цвета, в

 

которой необходимо найти различной формы срезы

 

собственных желез пищевода (5). Под ней видна красная

Язык под микроскопом

Язык — мышечный орган, являющийся органом осязания, вкуса, помогающий в процессе приема пищи, звуко- и речевоспроизведения. Его строение полностью отвечает функциональным особенностям, характерным языку.

Поверхность языка неоднородна, в чем можно убедиться, исследовав его под микроскопом. Препарат «Поперечный разрез языка» позволяет наблюдать строение структуры и всех оболочек исследуемого объекта. При малом увеличении можно различить неровную, бугристую верхнюю поверхность  и ровную нижнюю. Разнообразие рельефа эпителия верхней части языка обеспечено вкусовыми сосочками. Эпителий, их покрывающий, отличается своей структурой, ровно, как и сосочки – своим экстерьером и функциями.

Среди них выделяют узкие, нитевидные и грибовидные, с расширенной верхней частью. Нитевидные сосочки покрыты эпителием, отличающимся отсутствием ядер в поверхностном слое. Такая структура эпителия указывает на его характер – он ороговевает и слущивается. При физиологическом слущивании эпителий смешивается со слюной. Нитевидные сосочки многочисленны, и при рассмотрении продольной слизистой языка расположены параллельными рядами. Грибовидные сосочки покрыты неороговевающим эпителием, клетки которого сохраняют ядра. Их меньше, чем нитевидных, особенное их скопление наблюдается на кончике языка.

Если рассматривать  продольное строение языка, вдоль V-образной бороздки  наблюдается скопление желобовидных сосочков, окруженных валом.

Функции сосочков: нитевидные – передают ощущения прикосновения. Большая часть грибовидных и желобовидные — содержат вкусовые рецепторы, генерирующих нервные импульсы, позволяющие различать вкус пищи.

Под эпителием имеется  пластинка слизистой, которая образована волокнистой соединительной тканью. Из нее образуются выросты в области каждого сосочка.

На верхней поверхности языка отсутствует подслизистая оболочка, и поперечно-полосатые мышцы сращены со слизистой.

Пучки скелетных мышц расположены в 3-х направлениях, являющихся взаимно-перпендикулярными друг другу.  Мышечные волокна имеют поперечную исчерченность, ядра расположены на периферии клеток. Между волокнами находятся прослойки соединительной ткани – тонкие (эндомизий) и толстые (перимизий)

В толще мышц языка видны многочисленные слюнные железы белковой, слизистой и смешанной функциональности. Слюнные железы вырабатывают слюну, смачивающую пищевой комок для лучшего прохождения пищи в пищевод и имеющую также защитную функцию.

Нижняя поверхность языка покрыта неороговевающим эпителием, состоящим из нескольких слоев. Выделяют 3 разновидности его клеток: базальные, плоские, шиповатые. Базальный эпителий  — это клетки цилиндрической или кубической формы. Шиловидные клетки полигональны и отличаются светлой цитоплазмой. Плоские клетки обладают уплощенной формой. В отличие от верхней поверхности языка  здесь имеется подслизистая основа, которая разделяет эпителиальный  и мышечные слои.

Внешнее и внутреннее строение языка полностью отвечает его функциональной роли в организме. Рассмотреть язык вам помогут следующие микроскопы:

Слюна под микроскопом

В человеческом организме живет огромное количество микроорганизмов, немалая часть их них обитает именно у нас во рту, то есть и в слюне.

Голографический микроскоп — японские разработки

В Японии веб-камеру совместили с голографическим микроскопом. Чувствительность микроскопа около 17 микрон. Он записывает трехмерные изображения, которые при помощи свободного программного обеспечения на компьютере воспроизводятся в режиме реального времени.

Препарат №2 Вкусовые почки листовидного сосочка языка

Вкусовая почка имеет овальную форму и состоит из следующих видов клеток:
1. Вкусовые сенсорные эпителиоциты — вытянутые веретеновидные клетки; в цитоплазме имеются ЭПС агранулярного типа, митохондрии. На апикальной поверхности эти клетки имеют микроворсинки с электронно-плотным веществом в межворсинчатых пространствах. В составе электронноплотного вещества содержатся специфические рецепторные белки (сладкочувствительные, кислочувствительные и горькочувствительные) фиксированные одним концом к цитолемме микроворсинок. К боковой поверхности вкусовых сенсорных эпителиоцитов подходят и образуют рецепторные нервные окончания чувствительные нервные волокна.

2. Поддерживающие клетки — изогнутые веретеновидные клетки, окружают и поддерживают вкусовые сенсорные клетки.
3. Базальные эпителиоциты — представляют собой малодифференцированные клетки, обеспечивающие регенерацию первых 2-х типов клеток вкусовой почки.
Апикальные поверхности клеток вкусовой почки образуют вкусовую ямочку, которая открывается на поверхность эпителия сосочка вкусовой порой.

При малом увеличении определить листовидные сосочки языка (в виде бокалов). При большом увеличении в боковых поверхностях найти вкусовые почки и изучить их строение.

Зарисовать и сделать обозначения:

1. многослойный эпителий сосочка

2. соединительная ткань слизистой

3. ядра опорных клеток (светлые, крупные)

4. ядра сенсорных клеток (тёмные, мелкие)

5. вкусовая пора.

 

 

Вопросы для закрепления материала

 

ОРГАН ОСЯЗАНИЯ

Цель:

— изучить анатомический состав органов чувств.

— изучить строение органа осязания.

— изучить гистологическое строение органа осязания.

 

Учебно-наглядные пособия:

3.Таблицы — орган осязания.

4. Рисунки 2, 3.

Органы осязания разбросаны в разных участках кожи. При помощи их воспринимается чувство прикосновения и давления. Осязательным аппаратом являются некоторые инкапсулированные нервные окончания (мейснерово и меркелевские клетки), а также свободные нервные окончания в эпителии.

Кожный покров находится в тесных реципрокных отношениях со многими органами тела и прежде всего с центральным отделом нервной системы, являясь по существу ее мощным рецепторным полем, через который и осуществляется постоянный контакт организма со средой обитания. Многочисленными чувствительными окончаниями и биологически активными точками кожа воспринимает световые, тепловые, механические, тактильные, болевые и другие раздражения.

В связи с этим кожа приобрела свойства универсального органа чувств и мощного органа выделения, участвующего в обмене веществ и энергии.

Орган осязания воспринимает тактильные раздражения, возникающие в результате прикосновения или давления предметов на кожу. Афферентная иннервация кожи осуществляется нервными волокнами, идущими от чувствительных нейронов спинномозговых ганглиев. Дендриты чувствительных нейронов формируют осязатель­ные рецепторы, которые находятся в коже. Кожные рецепторы воспринимают не только механические раздражения, но и температурные, химические, электрические. В коже, помимо тактильных и температурных рецепторов, имеются также болевые рецепторы. Физиологи полагают, что рецептор — это не только и не просто воспринимающий аппарат, а творческая часть афферентного отдела рефлекторной дуги.

Различают свободные и несвободные нервные окончания. Первые — состоят только из осевого цилиндра — дендрита чувствительного нейрона. Вторые — включают и клетки глии — нейролеммоциты (шванновские). Если у последних появляется соединительнотканная капсула, то такие нервные окончания называются ин­капсулированными.

Болевые раздражения (ноцицепция) воспринимают свободные чувствительные нервные окончания, пронизывающие толщу эпидермиса. Нервные волокна распространяются между эпителиоцитами, при этом утрачивают миелиновую оболочку. Прикосновения, даже самые нежные, в первую очередь воспринимаются чувствительными нервными окончаниями, оплетающими корни волос. В эпидермисе имеются клетки Меркеля. Они принимают участие в восприятии прикосновений, поскольку тесно связаны с сетевидными концевыми разветвлениями чувствительных нервов. Кроме того, клетки Меркеля синтезируют специфические для нервных клеток маркеры (нейрофиламенты, нейрональные клеточные адгезионные молекулы и др.). На основании присутствия в цитоплазме клеток нейропептидов они относятся к диффузной эндокринной системе. Мет-энкефалин, вырабатываемый клетками Меркеля, стимулирует иммунные реакции организма.

Типичными инкапсулированными органами осязания (механорецепторами) являются осязательные тельца Мейснера, расположенные в сосочковом слое кожи пальцев, губ, век, половых органов. Они имеют диаметр около 100 мкм, снаружи окружены соединительнотканной капсулой. В составе этих телец нейроглиальные клетки образуют внутреннюю колбу вокруг концевого утолщения чувствительного нервного волокна, которое располагается параллельно поверхности кожи.

Специальным рецептором давления (барорецептором) являются пластинчатые тельца Фатер-Пачжи. Они лежат глубоко в подкожном слое в области пальцев, наружных половых органов, стенки мочевого пузыря, капсуле внутренних органов и др. Диаметр тельца достигает 1 мм. Для них характерно наличие многослойной пластинчатой соединительнотканной капсулы (наружной колбы) и комплекса нейроглиальных клеток (внутренней колбы). В центре внутренней колбы проходит концевая веточка чувствительного нервного волокна. Тельце Руффини лежит в глубоких слоях кожи, например, подошвы стопы. Диаметр — до 1 мм. Афферентное волокно образует наподобие кустика из немиелинизированных веточек, которые оканчиваются уплощенными терминалями. Соединительнотканная капсула хорошо выражена. Реагируют на смещение кожи и давление. Концевые колбы Краузе обнаруживаются в конъюнктиве, языке, наружных половых органах. Диаметр — до 150 мкм. Имеют тонкую капсулу, многочислен­ные разветвления афферентного окончания располагаются в виде колбы.

Вопросы для закрепления материала

 

ОРГАН ЗРЕНИЯ

 

Цель:

— изучить анатомический состав органов чувств.

— изучить строение органа зрения.

— изучить гистологическое строение органа зрения.

 

Учебно-наглядные пособия:

5.Таблицы — орган зрения.

6. Натуральные экспонаты — глазное яблоко лошади, КРС, собаки.

7. Рисунки 2, 3.

Орган зрения — глаз — представляет собой периферическую часть зрительного анализатора. Посредством органа зрения человек получает 80-85% информации об окружающем мире. Зрение — важнейший физиологический процесс, с помощью которого создается представление о величине, форме и цвете предметов, о взаимном их расположении и расстоянии. Эта информация позволяет человеку ориентироваться в окружающем пространстве.

Орган зрения состоит из глазного яблока и вспомогательного аппарата (веки, слезные железы, глазодвигательные мышцы). В глазном яблоке различают три оболочки:

1. наружная — склера и прозрачная ее часть — роговица;

2. средняя — сосудистая оболочка с ее производными — ресничным (цилиарным) телом и радужной оболочкой;

3. внутренняя — сетчатая оболочка (или сетчатка).

Кроме того, в глазном яблоке имеются хрусталик, стекловидное тело, жидкость передней и задней камер глаза. В функциональном отношении выделяют несколько аппаратов:

1. рецепторный (сетчатая оболочка),

2. диоптрический, или светопреломляющий (роговица, хрусталик, стекловидное тело, жидкость передней и задней камер глаза),

3. аккомодационный (радужная оболочка, ресничное тело) и

4. вспомогательный аппарат.

Развитие.Глаз развивается из нескольких источников. Сетчатка и зрительный нерв формируются из нервного и нейроглиального материала выпячиваний стенки переднего мозга, которые имеют вид глазных пузырей, позднее преобразующихся в, глазные бокалы. Хрусталик развивается из эктодермального материала хрусталиковой плакоды. Сосудистая оболочка и ее производные – радужка и ресничное тело, а также собственное вещество роговицы и склера развиваются из мезенхимы. Мышцы, расширяющие и суживающие зрачок, образованы мионейральной тканью. Большую роль в процессах развития глаза играют индуктивные взаимодействия материала различных эмбриональных зачатков.

 

Карта сайта

Страница не найдена. Возможно, карта сайта Вам поможет.

  • Главная
  • Университет
    • Об университете
    • Структура
    • Нормативные документы и процедуры
    • Лечебная деятельность
    • Международное сотрудничество
    • Пресс-центр
      • Новости
      • Анонсы
      • События
      • Объявления и поздравления
      • Online конференции
      • Фотоальбом
        • Королева Студенчества ГрГМУ — 2021
        • День открытых дверей-2021
        • Управление личными финансами (встреча с представителями «БПС-Сбербанк»)
        • Весенний «Мелотрек»
        • Праздничный концерт к 8 Марта
        • Диалоговая площадка с председателем Гродненского облисполкома
        • Расширенное заседание совета университета
        • Гродно — Молодежная столица Республики Беларусь-2021
        • Торжественное собрание, приуроченное к Дню защитника Отечества
        • Вручение свидетельства действительного члена Белорусской торгово-промышленной палаты
        • Новогодний ScienceQuiz
        • Финал IV Турнира трех вузов ScienseQuiz
        • Областной этап конкурса «Студент года-2020″
        • Семинар дистанционного обучения для сотрудников университетов из Беларуси «Обеспечение качества медицинского образования и образования в области общественного здоровья и здравоохранения»
        • Студент года — 2020
        • День Знаний — 2020
        • Церемония награждения лауреатов Премии Правительства в области качества
        • Военная присяга
        • Выпускной лечебного факультета-2020
        • Выпускной медико-психологического факультета-2020
        • Выпускной педиатрического факультета-2020
        • Выпускной факультета иностранных учащихся-2020
        • Распределение — 2020
        • Стоп коронавирус!
        • Навстречу весне — 2020
        • Профориентация — 18-я Международная специализированная выставка «Образование и карьера»
        • Спартакиада среди сотрудников «Здоровье-2020″
        • Конференция «Актуальные проблемы медицины»
        • Открытие общежития №4
        • Встреча Президента Беларуси со студентами и преподавателями медвузов
        • Новогодний утренник в ГрГМУ
        • XIX Республиканская студенческая конференция «Язык. Общество. Медицина»
        • Alma mater – любовь с первого курса
        • Актуальные вопросы коморбидности сердечно-сосудистых и костно-мышечных заболеваний в амбулаторной практике
        • Областной этап «Студент года-2019″
        • Финал Science Qiuz
        • Конференция «Актуальные проблемы психологии личности и социального взаимодействия»
        • Посвящение в студенты ФИУ
        • День Матери
        • День открытых дверей — 2019
        • Визит в Азербайджанский медицинский университет
        • Семинар-тренинг с международным участием «Современные аспекты сестринского образования»
        • Осенний легкоатлетический кросс — 2019
        • 40 лет педиатрическому факультету
        • День Знаний — 2019
        • Посвящение в первокурсники
        • Акция к Всемирному дню предотвращения суицида
        • Турслет-2019
        • Договор о создании филиала кафедры общей хирургии на базе Брестской областной больницы
        • День Независимости
        • Конференция «Современные технологии диагностики, терапии и реабилитации в пульмонологии»
        • Выпускной медико-диагностического, педиатрического факультетов и факультета иностранных учащихся — 2019
        • Выпускной медико-психологического факультета — 2019
        • Выпускной лечебного факультета — 2019
        • В добрый путь, выпускники!
        • Распределение по профилям субординатуры
        • Государственные экзамены
        • Интеллектуальная игра «Что? Где? Когда?»
        • Мистер и Мисс факультета иностранных учащихся-2019
        • День Победы
        • IV Республиканская студенческая военно-научная конференция «Этих дней не смолкнет слава»
        • Республиканский гражданско-патриотический марафон «Вместе — за сильную и процветающую Беларусь!»
        • Литературно-художественный марафон «На хвалях спадчыны маёй»
        • День открытых дверей-2019
        • Их имена останутся в наших сердцах
        • Областной этап конкурса «Королева Весна — 2019″
        • Королева Весна ГрГМУ — 2019
        • Профориентация «Абитуриент – 2019» (г. Барановичи)
        • Мероприятие «Карьера начинается с образования!» (г. Лида)
        • Итоговое распределение выпускников — 2019
        • «Навстречу весне — 2019″
        • Торжественная церемония, посвященная Дню защитника Отечества
        • Торжественное собрание к Дню защитника Отечества — 2019
        • Мистер ГрГМУ — 2019
        • Предварительное распределение выпускников 2019 года
        • Митинг-реквием у памятника воинам-интернационалистам
        • Профориентация «Образование и карьера» (г.Минск)
        • Итоговая коллегия главного управления здравоохранения Гродненского областного исполнительного комитета
        • Спартакиада «Здоровье — 2019»
        • Итоговая научно-практическая конференция «Актуальные проблемы медицины».
        • Расширенное заседание Совета университета.
        • Научно-практическая конференция «Симуляционные технологии обучения в подготовке медицинских работников: актуальность, проблемные вопросы внедрения и перспективы»
        • Конкурс первокурсников «Аlma mater – любовь с первого курса»
        • XVI съезд хирургов Республики Беларусь
        • Итоговая практика
        • Конкурс «Студент года-2018»
        • Совет университета
        • 1-й съезд Евразийской Аритмологической Ассоциации (14.09.2018 г.)
        • 1-й съезд Евразийской Аритмологической Ассоциации (13.09.2018 г.)
        • День знаний
        • День независимости Республики Беларусь
        • Церемония награждения победителей конкурса на соискание Премии СНГ
        • День герба и флага Республики Беларусь
        • «Стань донором – подари возможность жить»
        • VIII Международный межвузовский фестиваль современного танца «Сделай шаг вперед»
        • Конкурс грации и артистического мастерства «Королева Весна ГрГМУ – 2018»
        • Окончательное распределение выпускников 2018 года
        • Митинг-реквием, приуроченный к 75-летию хатынской трагедии
        • Областное совещание «Итоги работы терапевтической и кардиологической служб Гродненской области за 2017 год и задачи на 2018 год»
        • Конкурсное шоу-представление «Мистер ГрГМУ-2018»
        • Предварительное распределение выпускников 2018 года
        • Итоговая научно-практическая конференция «Актуальные проблемы медицины»
        • II Съезд учёных Республики Беларусь
        • Круглый стол факультета иностранных учащихся
        • «Молодежь мира: самобытность, солидарность, сотрудничество»
        • Заседание выездной сессии Гродненского областного Совета депутатов
        • Областной этап республиканского конкурса «Студент года-2017»
        • Встреча с председателем РОО «Белая Русь» Александром Михайловичем Радьковым
        • Конференция «Актуальные вопросы инфекционной патологии», 27. 10.2017
        • XIX Всемирный фестиваль студентов и молодежи
        • Республиканская научно-практическая конференция «II Гродненские аритмологические чтения»
        • Областная научно-практическая конференция «V Гродненские гастроэнтерологические чтения»
        • Праздник, посвящённый 889-летию города Гродно
        • Круглый стол на тему «Место и роль РОО «Белая Русь» в политической системе Республики Беларусь» (22.09.2017)
        • ГрГМУ и Университет медицины и фармации (г.Тыргу-Муреш, Румыния) подписали Соглашение о сотрудничестве
        • 1 сентября — День знаний
        • Итоговая практика на кафедре военной и экстремальной медицины
        • Квалификационный экзамен у врачей-интернов
        • Встреча с Комиссией по присуждению Премии Правительства Республики Беларусь
        • Научно-практическая конференция «Амбулаторная терапия и хирургия заболеваний ЛОР-органов и сопряженной патологии других органов и систем»
        • День государственного флага и герба
        • 9 мая
        • Республиканская научно-практическая конференция с международным участием «V белорусско-польская дерматологическая конференция: дерматология без границ»
        • «Стань донором – подари возможность жить»
        • «Круглый стол» Постоянной комиссии Совета Республики Беларусь Национального собрания Республики Беларусь по образованию, науке, культуре и социальному развитию
        • Весенний кубок КВН «Юмор–это наука»
        • Мисс ГрГМУ-2017
        • Распределение 2017 года
        • Общегородской профориентационный день для учащихся гимназий, лицеев и школ
        • Праздничный концерт, посвященный Дню 8 марта
        • Конкурсное шоу-представление «Мистер ГрГМУ–2017»
        • «Масленица-2017»
        • Торжественное собрание и паздничный концерт, посвященный Дню защитника Отечества
        • Лекция профессора, д. м.н. О.О. Руммо
        • Итоговая научно-практическая конференция «Актуальные проблемы медицины»
        • Меморандум о сотрудничестве между областной организацией Белорусского общества Красного Креста и региональной организацией Красного Креста китайской провинции Хэнань
        • Визит делегации МГЭУ им. А.Д. Сахарова БГУ в ГрГМУ
        • «Студент года-2016»
        • Визит Чрезвычайного и Полномочного Посла Королевства Швеция в Республике Беларусь господина Мартина Оберга в ГрГМУ
        • Конкурс первокурсников «Аlma mater – любовь с первого курса»
        • День матери в ГрГМУ
        • Итоговая практика-2016
        • День знаний
        • Визит китайской делегации в ГрГМУ
        • Визит иностранной делегации из Вроцлавского медицинского университета (Республика Польша)
        • Торжественное мероприятие, посвященное профессиональному празднику – Дню медицинского работника
        • Визит ректора ГрГМУ Виктора Александровича Снежицкого в Индию
        • Республиканская университетская суббота-2016
        • Республиканская акция «Беларусь против табака»
        • Встреча с поэтессой Яниной Бокий
        • 9 мая — День Победы
        • Митинг, посвященный Дню Государственного герба и Государственного флага Республики Беларусь
        • Областная межвузовская студенческая научно-практическая конференция «1941 год: трагедия, героизм, память»
        • «Цветы Великой Победы»
        • Концерт народного ансамбля польской песни и танца «Хабры»
        • Суботнiк ў Мураванцы
        • «Мисс ГрГМУ-2016»
        • Визит академика РАМН, профессора Разумова Александра Николаевича в УО «ГрГМУ»
        • Визит иностранной делегации из Медицинского совета Мальдивской Республики
        • «Кубок ректора Гродненского государственного медицинского университета по дзюдо»
        • «Кубок Дружбы-2016» по мини-футболу среди мужских и женских команд медицинских учреждений образования Республики Беларусь
        • Распределение выпускников 2016 года
        • Визит Министра обороны Республики Беларусь на военную кафедру ГрГМУ
        • Визит Первого секретаря Посольства Израиля Анны Кейнан и директора Израильского культурного центра при Посольстве Израиля Рей Кейнан
        • Визит иностранной делегации из провинции Ганьсу Китайской Народной Республики в ГрГМУ
        • Состоялось открытие фотовыставки «По следам Библии»
        • «Кубок декана» медико-диагностического факультета по скалолазанию
        • Мистер ГрГМУ-2016
        • Приём Первого секретаря Посольства Израиля Анны Кейнан в ГрГМУ
        • Спартакиада «Здоровье» УО «ГрГМУ» среди сотрудников 2015-2016 учебного года
        • Визит Посла Республики Индия в УО «ГрГМУ»
        • Торжественное собрание и концерт, посвященный Дню защитника Отечества
        • Митинг-реквием, посвященный Дню памяти воинов-интернационалистов
        • Итоговое заседание коллегии главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Гродненского облисполкома
        • Итоговая научно-практическая конференция Гродненского государственного медицинского университета
        • Новогодний концерт
        • Открытие профессорского консультативного центра
        • Концерт-акция «Молодёжь против СПИДа»
        • «Студент года-2015»
        • Открытые лекции профессора, академика НАН Беларуси Островского Юрия Петровича
        • «Аlma mater – любовь с первого курса»
        • Открытая лекция Регионального директора ВОЗ госпожи Жужанны Якаб
        • «Открытый Кубок по велоориентированию РЦФВиС»
        • Совместное заседание Советов университетов г. Гродно
        • Встреча с Министром здравоохранения Республики Беларусь В.И. Жарко
        • День города
        • Дебаты «Врач — выбор жизни»
        • День города
        • Праздничный концерт «Для вас, первокурсники!»
        • Акция «Наш год – наш выбор»
        • День знаний
        • Открытое зачисление абитуриентов в УО «Гродненский государственный медицинский университет»
        • Принятие военной присяги студентами ГрГМУ
        • День Независимости Республики Беларусь
        • Вручение дипломов выпускникам 2015 года
        • Республиканская олимпиада студентов по педиатрии
        • Открытие памятного знака в честь погибших защитников
        • 9 мая
        • «Вторая белорусско-польская дерматологическая конференция: дерматология без границ»
        • Мистер университет
        • Мисс универитет
        • КВН
        • Гродненский государственный медицинский университет
        • Чествование наших ветеранов
        • 1 Мая
        • Cовместный субботник
      • Наши издания
      • Медицинский календарь
      • Университет в СМИ
      • Видео-презентации
    • Общественные объединения
    • Комиссия по противодействию коррупции
    • Образовательная деятельность
  • Абитуриентам
  • Студентам
  • Выпускникам
  • Слайдер
  • Последние обновления
  • Баннеры
  • Иностранному гражданину
  • Научная деятельность
  • Поиск

Особенности макроскопического строения языка и его размеры на поздних этапах эмбриогенеза человека

Для понимания сути патологических процессов, в частности полости рта, кроме знания топографо-анатомических, гистологических и гистохимических отличий строения составляющих её тканей, важное значение имеет учитывание особенностей развития отдельных органов и анатомических образований челюстно-лицевой области в процессе эмбрионального развития [3, 10, 11].

В этом контексте интересным, на наш взгляд, является изучение эмбриогенеза и возрастных изменений структуры языка человека (ЯЗЧ), который, будучи полифункциональным мышечным органом, принимающим участие в жевании, глотании, вкусовосприятии и речеобразовании, имеет сложное строение, отдельные компоненты которого достаточно хорошо изучены [1]. Однако возрастная динамика с характерным для неё переходом организма в другой режим функционирования, сопровождается перестройкой его органов и систем, в том числе и языка [3, 9].

Беря во внимание частоту опухолевого поражения ЯЗЧ, прогрессирующие возрастные нарушения вкусовосприятия и речеобразования [2, 6, 7, 8, 13], учитывая отрывисто-разрозненные данные литературных источников касательно особенностей строения языка человека в период эмбрионального развития, достаточно актуальным, по нашему мнению, есть изучение его анатомо-морфологических, гистохимических и иммуногистохимических изменений у плода, что, наверняка, является основой, определяющей вероятность развития структурной патологии этого органа или его дисфункции в постнатальном периоде [3, 9].

Цель работы — определить особенности макроскопического строения языка и его размеры на поздних этапах эмбриогенеза человека.

Материал и методы исследования. Исследование проведено на 30 языках плодов человека в период 18–25 недель гистации, полученных после искусственного прерывания беременности по социальным показаниям. Весь материал был разделен на 3 группы — языки 18–20-недельных, 21–22-недельных и 23–25-недельных плодов человека (Рис. 1).

Количество исследуемого материала по срокам эмбриогенеза представлено в таблице 1.

Рис. 1. Влажные тотальные препараты языков человека на 18–20, 21–22 и 23–25 неделях внутриутробного развития

Таблица 1

Количество исследуемого материала по срокам эмбриогенеза

Сроки эмбриогенеза

Количество языков

18–20 недель

10

21–22 недели

10

23–25 недель

10

Тотальные влажные препараты ЯЗЧ изучались при помощи стереомикроскопа МБС-9 в отражённом свете.

Размеры языка определялись по 4 условным измерениям: L1 — длина его тела, L2 — длина его корня, L3 — наибольший поперечный размер, а L4 — наибольшая толщина органа (Рис. 2).

                            

Рис. 2. Схематическое изображение условных измерений, по которым проводилось определение размеров языка

Результаты исследования и их обсуждение.

По данным литературы, язык развивается между 4-ой и 8-ой неделями эмбриогенеза из нескольких бугорковидных зачатков на дне первичной ротовой полости в области вентральных отделов первых трёх жаберных дуг [4, 5, 12].

Нами установлено, что макроскопически язык в указанные сроки эмбриогенеза, как и у взрослого человека, является покрытым сверху, с боков и частично снизу слизистой оболочкой мышечным органом, тело которого впереди заканчивается плоской, закруглённой верхушкой, а сзади отграничено от корня терминальной бороздой (Рис. 3).

Терминальная борозда состоит из двух половин, сходящихся по срединной линии ЯЗЧ под тупым, открытым кпереди, углом, у верхушки которого располагается слепое отверстие языка — след щито-язычного протока [10, 11], который во всех наших наблюдениях в указанные сроки облитерировался (Рис. 4).

Рис. 3. Влажный тотальный препарат языка человека на 18–20 неделях внутриутробного развития: 1 — тело языка, 2 — корень языка

На верхней, выпуклой поверхности — спинке ЯЗЧ — продольно проходит срединная борозда, разделяя его тело на правую и левую части. Соответственно этой борозде в толще органа есть соединительнотканная перегородка.

Нижняя поверхность языка свободна только в передней части, а её гладкая слизистая оболочка имеет две бахромчатые складки, сходящиеся кпереди. Саггитально на нижней поверхности органа располагается ещё одна складка слизистой оболочки — уздечка ЯЗЧ.

Мышцы языка делятся на две группы: скелетные, начинаясь на костях и вплетаясь в тело органа, при сокращении изменяют его положение, а сокращением собственных мышц ЯЗЧ изменяется его форма (Рис. 5).

Рис. 4. Слизистая оболочка участка корня языка на 18–20 неделях внутриутробного развития. Тотальный влажный препарат. Макросъёмка: объектив f=50мм, Pancolar, растяжение меха 100 мм: 1 — грибовидные сосочки; 2 — желобовидные сосочки; 3 — участок слепого отверстия языка; 4 — язычная миндалина; 5 — надгортанник; 6 — полость глотки

Рис. 5. Поперечный разрез влажного тотального препарата языка человека на 18–20 неделях внутриутробного развития. Чётко прослеживаются различные группы собственных мышц языка

Слизистая оболочка языка гладкая на корне, нижней поверхности тела и верхушке, а шершавая на его спинке и боковых поверхностях, что обусловлено наличием там большого количества различных по форме мелких возвышений — сосочков. В указанные сроки исследования 4 основных вида сосочков ЯЗЧ (нитевидные, грибовидные, желобовидные, листовидные) были достаточно хорошо выражены во всех наших наблюдениях.

Так, наименьшие по размерам, но наиболее многочисленные, нитевидные сосочки, размещаясь в поперечном направлении параллельными рядами, плотно прилегают друг к другу, придавая поверхности языка бархатный вид. Они наиболее выражены в среднем отделе спинки органа и около желобовидных сосочков. В области корня языка ряды нитевидных сосочков повторяют рисунок терминальной борозды, играя тактильную роль и выполняя механическую функцию: в своей совокупности формируют мощную абразивную поверхность, прижимающей, по мнению исследователей, пищевой комок к твердому нёбу и участвующей в его размельчении [1].

У взрослых немногочисленные грибовидные сосочки, по высоте подобные нитевидным, разбросаны среди последних по спинке языка ближе к его верхушке. В наших наблюдениях они определялись и в области терминальной борозды вблизи желобовидных сосочков (Рис. 4), имея узкое основание и расширенную верхушку, в области эпителия которой размещаются вкусовые луковицы. Кроме того, как отмечают учёные, в толще этих сосочков располагается большое количество телец Меркеля, отвечающих за сенсорную функцию [2].

Наибольшие по размерам желобоватые сосочки, также являющиеся органами вкуса [5], в наибольшем количестве локализуются на границе корня и тела ЯЗЧ рядом друг с другом около терминальной борозды, не выступая над поверхностью слизистой оболочки. В месте своего прикрепления они уже, чем на поверхности, по форме напоминая грибовидные сосочки.

Листовидные сосочки в виде параллельных складок располагаются на боковой поверхности языка ближе к его корню. Они разделены щелями, куда открываются протоки малых слюнных желез [12].

На дорсальной поверхности ЯЗЧ в области его корня и позади слепого отверстия локализуется язычная миндалина, хорошо выраженная в указанные периоды эмбриогенеза (Рис. 4). В литературных источниках её называют четвертой миндалиной, которая вместе с нёбной, глоточной и трубными миндалинами принимает участие в образовании лимфоидного глоточного кольца [1, 2, 5, 12].

Таким образом, во всех наших наблюдениях языки 18–25-недельных плодов человека представляли собой в полной мере сформированные органы, хотя их размеры отличались в зависимости от периода эмбриогенеза, о чём обобщённо и наглядно свидетельствуют показатели L1, L2, L3 иL4,представленные в таблице 2.

Анализ данных таблицы 2 показывает, что соответственно сроку исследования увеличиваются все размеры языка. При этом увеличение общей длины органа (L1+L2) между 18–20–21–22 и 21–22–23–25 неделями является практически пропорциональным. Однако следует заметить, что в период 21–22–23–25 недель удлиннение происходит, преимущественно, за счёт тела ЯЗЧ, ибо длина его корня изменяется незначительно. Такая же тенденция непропорциональности наблюдается и в соотношении между шириной и толщиной (L3 и L4) органа на 18–20–21–22 и 21–22–23–25 неделях внутриутробного развития.

Таблица 2

Размеры языка в разные сроки эмбриогенеза

Сроки эмбриогенеза

Размеры, мм

L1

L2

L3

L4

18–20 недель

16,76±1,45

4,87±0,52

13,24±0,74

5,97±0,54

21–22 недели

17,88±0,65

5,49±0,52

14,94±0,92

7,46±0,46

23–25 недель

19,6±0,71

5,65±0,48

15,69±0,43

7,68±0,35

Мы понимаем, что в нашем исследовании абсолютные размеры языка и его отдельных частей не могут быть целиком точными из-за различных условий агонального окоченения, однако общая тенденция, на наш взгляд, очевидна.

Выводы.

1.         Языки 18–25-недельных плодов человека представляют собой в полной мере сформированные органы, макроскопическое строение которых вцелом соответствует строению языка взрослого человека.

2.         Увеличиваясь относительно пропорционально во всех направлениях в период 18–22 недель эмбриогенеза, язык на 23–25 неделях внутриутробного развития удлиняется преимущественно за счёт своего тела. В тоже время, рост корня органа, относительное увеличение его поперечного размера и толщины в период 21–25 недель внутриутробного развития являются значительно меньшими, чем в период 18–22 недель эмбриогенеза.

Представленные в статье данные могут стать основанием для дальнейших углублённых научно-практических исследований.

Литература:

1.         Банченко Г. В. Язык — “зеркало” организма / Г. В. Банченко, Ю. М. Максимовский, В. М. Гринин — ЗАО «Бизнес Центр «Стоматология», 2000. — 408 с.

2.         Бернадский Ю. И. Основы челюстно-лицевой хирургии и хирургической стоматологии / Ю. И. Бернадский — М.: Медицинская литература, 2000. — 404 с.

3.         Буржинский А. А. Стромально-паренхиматозные изменения структуры языка человека в возрастном аспекте: автореф. дис. на соискание науч. степени канд. мед. наук: спец. 14.01.22 «Стоматология» / А. А. Буржинский — М., 2005. — 19 с.

4.         Быков В. Л. Гистология и эмбриология органов полости рта человека / В. Л. Быков — [2-е изд., испр.] — СПб: Специальная литература, 1998. — 247 с.

5.         Гемонов В. В. Развитие и строение органов ротовой полости и зубов / В. В. Гемонов, Э. Н. Лаврова, Л. И. Фалин — М.:ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ, 2002. — 256 с.

6.         Дитяча хірургічна стоматологія. Практичні заняття (Частини І–ІІІ). Методичні рекомендації / П.І.Ткаченко, О. В. Гуржій, С. О. Білоконь та співавт. // — Полтава, 2005. — 140 с.

7.         Зеленский В. А. Детская хирургическая стоматология и челюстно-лицевая хирургия / В. А. Зеленский, Ф. С. Мухорамов — Москва, 2008. — 206 с.

8.         Тимофеев А. А. Челюстно-лицевая хирургия / А. А. Тимофеев — К., 2010. — 574 с.

9.         Ткаченко П.І. Доцільність вивчення особливостей ембріогенезу язика для кращого розуміння ролі етіологічних чинників у виникненні його захворювань / П.І.Ткаченко, І.І.Старченко, С. О. Білоконь / Нові технології в хірургічній стоматології і щелепно-лицевій хірургії // Матеріали науково-практичної конференції, присвяченої 100-річчю з дня народження професора Г.І.Семенченка. — Одеса, 2014. — С. 39–40

10.     Ткаченко П.І. Про походження та морфологічні відмінності щито-язичної і зобно-глоткової проток як анатомічних утворень, що можуть стати джерелом розвитку кіст шиї / П.І.Ткаченко, І.І.Старченко, С. О. Білоконь — Вісник проблем біології і медицини. — 2014. — Вип. 2. Т. 2 — С. 179–182

11.     Ткаченко П.І. Серединні кісти та нориці / П.І.Ткаченко, І.І.Старченко, С. О. Білоконь, О. В. Гуржій — СтоматологИнфо. — 2013. — № 12 — С. 47–50

12.     Фалин Л. И. Гистология и эмбриология полости рта и зубов / Л. И. Фалин — М.: Гос. изд-во мед. лит., 1963. — 234 с.

13.     Харьков Л. В. Хірургічна стоматологія дитячого віку / Л. В. Харьков, Л. М. Яковенко, І.А.Чехова — К.: Книга-плюс, 2003. — 480 с.

Открытые в легких вкусовые рецепторы помогут астматикам

Подпись к фото,

Рецепторы в легких ощущают горький вкус и расширяют дыхательные пути

Исследователи из Университета Мэриленда, проводя опыты на мышах, обнаружили вкусовые рецепторы не только на кончике языка, но и в легких животных. Это открытие, говорят ученые, может привести к созданию нового препарата против астмы.

Эксперимент, проведенный учеными из Университета Мэриленда, показал, что при попадании на рецепторы горькой на вкус смеси у мышей открываются дыхательные пути, что облегчает дыхание.

Результаты исследования, опубликованные в журнале Nature Medicine, могут оказаться полезными для понимания других легочных заболеваний. Однако, по словам директора британской исследовательской организации Asthma UK, появления нового противоастматического препарата не стоит ожидать в ближайшем будущем.

Обнаруженные в легких вкусовые сосочки отличаются от вкусовых рецепторов во рту тем, что они не посылают сигнал мозгу. При этом они отвечают на раздражение горькой субстанцией.

Ученых удивила природа этого «ответа». Ранее предполагалось, что обнаруженные в легких вкусовые сосочки служат защитой против ядовитых газов, вызывая сужение дыхательных путей. Однако эксперимент с мышами доказал обратное — дыхательные пути не сжимаются, а, наоборот, открываются.

«Как оказалось, горькая субстанция открывает дыхательные пути глубже, чем любой известный противоастматический препарат или другое лекарство от хронических легочных заболеваний», — рассказал руководитель исследовательской группы Стивен Лиггетт.

При астме и других легочных заболеваниях гладкая мышца, окутывающая дыхательные пути, сокращается, тем самым, затрудняя дыхание. Противоастматические препараты, такие, как салбутамол, помогают расслабить мышцу и открыть дыхательные пути.

Профессор Лиггетт считает, что ингалятор, наполненный горькими веществами, например, хинином или сахарином, после которого остается привкус горечи, может заменить или дополнить существующие медикаменты. Лиггетт подчеркнул, что включение в рацион горьких продуктов не облегчит астматических приступов.

Когда появится новый противоастматический препарат?

Профессор Ясин Амрани из британского университета Лестера называет исследование своих коллег из Университета Мэриленда «обнадеживающим». По его словам, в будущем можно будет сосредоточиться на воспроизведении подобного эффекта для дыхательных путей человека. При этом, отметил Амрани, надо удостовериться в том, что используемые в эксперименте субстанции с горьким вкусом не приводят к побочным эффектам, например к воспалению.

«Идея о том, что вкусовые рецепторы, реагирующие на горечь, содержатся в гладкой мышце дыхательных путей — нова. Активация этих рецепторов может привести к новым методам расслабления дыхательных путей», — сказал Амрани.

Директор британской исследовательской организации Asthma UK Лин Меткаф признала, что астматикам нужны новые препараты, подчеркнув, что большинство из 5,4 миллиона зарегистрированных в Великобритании людей с астмой не в состоянии контролировать симптомы болезни с помощью существующих лекарств.

«Эффект горькосодержащих веществ на расширение дыхательных путей пока изучен только на мышах, однако этот, на первый взгляд, неожиданный подход объясняется тем, что ученым уже известно про процессы, наблюдающиеся при астме», — сказала Меткаф.

«При дальнейших, более глубоких исследованиях, этот подход может открыть путь для производства новых противоастматических препаратов, основанных на горьких субстанциях. Но в любом случае — это длительный процесс, не стоит ожидать появления такого препарата в ближайшем будущем», — добавила она.

Информативность системы полость рта — язык в диагностике побочных эффектов психотропных средств

1. Абакумова ЕА. Температура зубов в норме и в динамике течения кариеса и пульпита / Е.А. Абакумова, Н.В. Семенов // Стоматология, 1964. -№4.-С. 16-20.

2. Авруцкий Г.Я. Лекарственные средства в лечении психических заболеваний / Г.Я. Авруцкий. Москва: изд. Медицина, 1974.- 57 с.

3. Авруцкий Г. Я. Лечение психических больных / Г. Я.Авруцкий, А. А. Невуда; Москва: изд. Медицина, 1988. -527 с.

4. Акопян О.Г. Изменения слизистой оболочки полости рта при хронической вторичной болезни / О.Г. Акопян, Л.С. Любимова, Г.В. Банченко // Стоматология, 1996. №2. — С. 15-20.

5. Алексеев О.Н. Эмбриогенез языка человека / О.Н. Алексеев // Архив анатомии, гистологии и эмбриологии, 1991. — Том 100, № 6. — С.87-89.

6. Аллаяров Х.А. Диагностика по языку в народной медицине Средней Азии / Х.А. Аллаяров. Москва: МГУ им. Ломоносова, 1992. — 8 с.

7. Аминжанов И.М. Макроглоссия при применении дроперидола: тез. докл. Респ. науч.-практ. конф., г. Ташкент, 1990г. / К.В. Шарипова, Х.М. Абдуллаева, М.Л. Мехлибаева // Здравоохранение Узбекистана. С.89-90.

8. Ананян С.Г. Объективная оценка двигательной функции языка: тез. докл. 1-й Респ. науч.-практ. конф., Москва, 24-25 октября 1996 г. / Э.К. Аветисян // Стоматология и здоровье ребенка.-1996 С.13.

9. Андреев А.А Электрические способы измерения температуры тела человека: сб. науч. тр./ Труды Саратовского Института восстановительной хирургии и ортопедии. Саратов, 1951. — В.2. -С.313-318.

10. Банченко Г.В. Сочетанные заболевания слизистой оболочки полости рта и внутренних органов / Г.В. Банченко. Москва: Медицина, 1979. -190 с.

11. Биберман Я.М. Термометрия слизистой оболочки полости рта в норме и при одонтогенных воспалительных процессах / Я.М. Биберман // Стоматология. 1970. — №5. — С.55-57.

12. Н.Беликов П.П. Температурные характеристики пародонта / П.П. Беликов, A.B. Столяров // Стоматология, 1987. №2. — С.17-18.

13. Бердимбетов Е.А. Состояние полости рта у больных олигофренией / Е.А. Бердимбетов, С.К. Касымов // Актуальные вопросы клинической стоматологии: материалы III съезда стоматологов Казахстана, 1986 г. -Алма-Ата, 1986. С. 149-150.

14. Благовещенская Н. С. Электрометрический метод исследования ощущения вкуса при заболеваниях головного мозга / Н. С. Благовещенская, Н. 3. Мухамеджанов // Вопросы нейрохирургии им. Бурденко, 1980. №3. — С.47-51.

15. Благовещенская Н. С. Исследование вкуса с применением электрогустометрии в оториноларингологии / Н. С. Благовещенская, Н. 3. Мухамеджанов // Вестник оториноларингологии, 1980.- №1. -С.27-30.

16. Богарова Т.М. Функциональное состояние слизистой оболочки полости рта по данным термометрии / Т.М. Богарова // Терапевтическая стоматология, 1974. вып.9. — С.129-131.

17. Боголепов Н.К. Оральные гиперкинезы / Н.К. Боголепов, Э.П. Флейс // Журнал невропатологии и психиатрии им. Корсакова, 1971. — Т.71, вып.12. — С.1761-1765.

18. Богоявленский В.Ф. Изменения языка и слизистой оболочки полости рта, носа и глотки при острой и хронической патологии / В.Ф. Богоявленский, И.Ф. Богоявленский // Фельдшер и акушерка, 1991. -№9. С.25-30.

19. Борисов A.M. Электромиография языка у детей с врожденными односторонними расщелинами губы и неба / A.M. Борисов, Р.И. Исаева // Сов. Здравоохр. Киргизии, 1974. №2. — С.49-50.

20. Борисов A.M. Сравнительная характеристика биолектрической активности языка в норме и при открытом прикусе / A.M. Борисов, М.П. Кожокару // Результаты клинических и экспериментальных исследований, 1973. №3. — С.36-39.

21. Бочкарева Л.П. Состояние вкусовой активности сосочков языка при язвенной болезни / Л.П. Бочкарева, В.Б. Бочкарев, Р.И. Бялих, А.И. Черемшенко // Новое в стоматологии, 1996 №3. — с.23-24.

22. Брагин М.С. Материалы к методике и значению определения-температуры кожи: сб. науч. трудов / Москва: Вопр. дерматологии и венерологии, 1938. 58 с.

23. Будылина С.М. Язык информирует / С.М. Будылина //.Ваш доктор, 1998. №6.-с.23-24.

24. Будылина С.М. Физиология челюстно-лидевой области / С.М. Будылина, В.П. Дегтярев // Москва, 2000. — с.33-39.

25. Вартанин Ф.Е. Международные клинические исследования ВОЗ в области психофармакологии / Ф.Е. Вартанин. Москва: Медицина, 1993.-С.34, 117-125.

26. Вальдман В.А. О термографии / В.А. Вальдман // Клиническая медицина. 1948. — №7. -С.89-91.

27. Вишняк Г.Н. Диагностика и лечение заболеваний языка / Г.Н. Вишняк-Киев: Здоров’я, 1983. 128 с.

28. Волкова О.В. Эмбриогенез и возрастная патология внутренних органов человека / О.В. Волкова, М.И. Пекарский — Москва: Медицина, 1976. с. 11-12.

29. Вольтфогель Л. С. Исследование функций вкусового и обонятельного анализаторов у больных шизофренией: автореф. дисс. . канд. мед. наук / Л. С. Вольтфогель ; Харьков, 1972. — 20 с.

30. Вольтфогель Л. С. Изменение порогов вкусовой чувствительности у больных шизофренией в процессе лечения / Л. С. Вольтфогель // Патология функции анализаторов в психиатрической практике. -Вологда, 1969. — С.60-65.

31. Восканян Д. С. Некоторые особенности функционирования обонятельного и вкусового анализатора человека и методы исследования: автореф. дис. . канд. мед. наук / Д. С. Восканян; Ереван, 1973.-24 с.

32. Воронин B.B. Температура кожи и теплоотдача / В.В. Воронин // Архив патологии. 1952. — Т.14, №2. — С.90-91.

33. Гагарина T.IO. Клинико-физиологические особенности органов и тканей полости рта у больных с психогенными расстройствами: автореф.дисс. . канд. мед. наук/ Т.Ю. Гагарина; Санкт-Петерб. гос. мед. ун-т им. ак. И.П.Павлова. С.Пб., 2004. — 24 с.

34. Гажва С.И. Комплексное исследование слизистой оболочки дорсальной поверхности языка с целью диагностики ряда патологических состояний и идентификации личности: автореф. дисс. . докт. мед. наук / С.И. Гажва ; Москва, 2000. 62 с.

35. Гажва С.И. Влияние общесоматической патологии на рельеф дорсальной поверхности языка / С.И. Гажва // Нижегородский медицинский журнал, 1999. №3. — с.24-26.

36. Гасимов Ф. Г. Вкусовая чувствительность у больных вирусным гепатитом / Ф. Г. Гасимов , JL А. Марапова, В. Ю. Хитров, Я. X. Садекова// Казанский медицинский журнал, 1990. №6 — С. 26-29.

37. Григорчук Ю.Ф. Термометрия десны у больных с абсцедирующей формой пародонтоза / Ю.Ф. Григорчук. Л.Г. Панчешная, A.A. Почтарев, A.B. Гримов // Республиканский съезд стоматологов УССР: тез. докл. Киев ,1970. — С.98-99.

38. Добжанский Т.Г. Вопросы внутренней патологии у психически больных / Т.Г. Добжанский; Медицина. Москва, 1973. — с.5-19.

39. Дунаевский В.А. Острые лейкозы в стоматологической клинике:автореф. дисс.канд. мед. наук / В.А. Дунаевский; Ленинград,1953.- 19 с.

40. Иванова Г.Г. Некоторые данные сравнительной характеристики изменений в зубо-челюстной системе при различных формах течения шизофрении / Г.Г. Иванова // По вопросам стоматологии : материалы научно-практ. конф. 1971 г.— Москва, 1971. — С. 137-139.

41. Ильина-Маркосян Л.В. Электромиографическое изучение функционального состояния языка при ортогнатическом и открытом прикусе / Л.В. Ильина-Маркосян, М.П. Кожокару // Стоматология, 1973.-№6.- с.63-67.

42. Каркищенко H.H. Фармакокинетика. / H.H. Каркищенко, B.B.

43. Хоронько, С.А. Сергеева, В.Н. Каркищенко; Ростов н/Д: Феникс, 2001.-384 с.

44. Келаптришвили Е.З. Висцеро-лингвальный рефлекс и тонус языка: автореф. дисс. . канд. мед. наук / Е.З. Келаптришвили; Тбилиси, 1962 .-с.24.

45. Келаптришвили Е.З. Приспособление к электромиотонометру для измерения тонуса языка: сб.науч. тр. / Е.З. Келаптришвили, Е.К. Давыдов; Тр. Тбилисского государственного медицинского института, 1961.-Т.2.- с.509-515.

46. Клиническая фармакология: Учебник. / Под ред. В.Г. Кукеса.— 3-е издание, переработанное и дополненное.— М.: ГЭОТАР-МЕД, 2004.— 944 е.: ил.

47. Коломиец С.П. Состояние слизистой оболочки полости рта у больных язвенной болезнью / С.П. Коломиец // Стоматология, 1970. -№5.-С. 19-22.

48. Котляр К.Д. Неврогенные поражения языка / К.Д. Котляр // Стоматология, 1955 №4. — с.64.

49. Курманалиева Р. Оценка функционального состояния организма по изменению языковой характеристики индивидуума / VII Всесоюзная конференция по экологической физиологии: Тез. докл. — Ашхабад, 1989. — С.168-169.

50. Кучаева A.B. Фармакоэпидемиологический анализ применения нейролептиков для лечения больных шизофренией в условияхспециализированного психиатрического стационара: автореф. дисс. . канд. мед. наук / A.B. Кучаева; Казань. 2003. — 24 стр.

51. Немецкая Т.И. К характеристике слизистой оболочки языка у больных язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки / Т.И. Немецкая, В.Е. Руднева // В кн.: Материалы научно-практической конференции по вопросам стоматологий. Москва, 1971. — с.68-70.

52. Логинов A.C. Контроль функционального состояния печени в психиатрической клинике / A.C. Логинов, А.Г. Гольдман // Шизофрения: материалы науч.-практ. конф.; Москва,1977. — С.152-157.

53. Логинов A.C. Новый метод оценки функционального состояния печени в клинике внутренних болезней и при диспансеризации некоторых контингентов населения Метод, рекоменд.: A.C. Логинов, Э.А. Бендиков, П.Н. Любченко, A.B. Петрисов . — Москва, 1990.-С.7-25.

54. Лупандин Ю. В. Анализ механизма гипотермического действия нейротропных средств / Ю. В. Лупандин // Физиологич. журнал СССР им. Сеченова, 1989.- Т.69, № 8.- с. 1074-1078.

55. Макаров А.Ю. Изменения функций языка при различных формах неврологической патологии / А.Ю. Макаров // Неврологический журнал, 2006. №3. — с.5-12.

56. Макеева В.Л. Неврологические побочные явления и осложнения на поздних этапах длительной амбулаторной терапии психотропными препаратами / В.Л. Макеева // Ж. Невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова, 1978. т.78, вып.2. — с.278-282.

57. Малыгина М.А. Изменение слизистой оболочки полости рта при гастрите и язвенной болезни / М.А. Малыгина, А.И. Варшавский // Вопросы экстренной и плановой гастроэнтерологии. Ярославль, 1973. — с.33-35.

58. Марков И.И., Шостак И.С. Физиология и патология органов пищеварения / Материалы П-ой Всесоюзной конференции физиологии и патологии пищеварения. Москва, 1971. — с.289-291.

59. Милимовка М.Е. Новый прибор и методика измерения кожной температуры / М.Е. Милимовка // Журнал физиотерапии, 1939. №1. — С.112-119.

60. Миловидова В.М. Динамика кожной термометрии, капиляроскопии хронаксиметрии при термофлебите конечностей: автореф. дисс. . канд. мед. наук / В.М. Миловидова; Ленинград, 1954.- 24 с.

61. Мироненко Ю. Т. Электрометрическое исследование вкуса / Ю. Т. Мироненко // Вестник оториноларингологии, 1969. №1. — С.61-64.

62. Мирошников М.М. Тепловидение и его применение в медицине / М.М. Мирошников, В.И. Алипов, М.А. Гершакович, В.П. Мельникова, В.Ф. Сухарев // Медицина. Москва, 1981. — С.12-14.

63. Мищук H.H. Сосудистые рефлексы на филатовских лоскутах кожи при температурных воздействиях / H.H. Мищук, Н.К. Петухова // Вестник хирургии, 1953.-Т.73, №1.-С.26-31.

64. Медведев И. Г. Побочные действия антидепрессантов / И. Г. Медведев, Д.И. Малин // Психиатрия и психофармакотерапия, 2002 г. -Том 4, №5.- с. 190-193.

65. Наследов А.Д. SPSS: Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках / А.Д. Наследов. СПб.: Питер, 2005. — 412 с.

66. Насыбуллина М.А. К вопросу о состоянии органов пищеварения у больных психическими заболеваниями /М.А. Насыбуллина, Н.Ф. Дементьева, C.B. Лебедев //Новое в гастроэнтерологии, 1995. — С.3-4.

67. Нечаева A.A. О связи пародонтоза с некоторыми психическими заболеваниями / A.A. Нечаева // Стоматология, 1962. №3. — С.89-90.

68. Нечаева A.A. Вторичная частичная адентия у нервно-психических больных / Материалы науч.-практ. конф. Москва, 1966. — С.70-71.

69. Нидзельский М.Я. О состоянии зубов и полости рта у больных неврозами / Психические заболевания. Клиника, диагностика, лечение: Тез. докл. науч. конф.: Москва, 1990. — С.47-48.

70. Нидзельский М.Я., Редчиц И.В. Взаимосвязь заболеваний органов пищеварительной системы и различных дефектов в полости рта / Сборник 8 респуб. Съезда терапевтов Беларуссии: Тезисы докладов: Минск, 1990. С.133-134.

71. Осипов В.Ю. Данные теплографии и электропроводимости кожи при периостите нижней челюсти / В.Ю. Осипов // Стоматология, 1984. -№2. С.35-37.

72. Павленко П.А. Радиометрический метод исследования кожной температуры / П.А. Павленко // Журнал клинической медицины, 1958. №4.-С. 107-114.

73. Пантелеева Г. П. К вопросу о побочном действии лепонекса на состояние крови / Г. П. Пантелеева, Ш. А. Гамкрелидзе, В. И. Дикая, А. А. Магалиф, Т. П. Окунева и др.// Журн. невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова, 1991. Т91, № 10. — С. 70-73.

74. Пашинян Г.А. Методы изучения слизистой оболочки языка / С.И. Гажва, Т.Н. Ипполитова: тезисы научно-практ. конференции Современные проблемы стоматологии: Новосибирск, 1998. — С. 144145.

75. Прокофьев В.Е. Электротермометрия при воспалительных заболеваниях челюстно-лицевой области и переломах нижней челюсти / В.Е. Прокофьев, А.П. Шульце // Стоматология, 1990. №5. — С.37-38.

76. Райский В.А. Психотропные средства в клинике внутренних болезней / В.А. Райский . Москва: Медицина, 1982. — с. 192.

77. Рединова Т.Л. Возможности диагностики патологии желудочно-кишечного тракта по данным термометрии языка /Т.Л. Рединова, Е.В. Сабельникова // Стоматология, 2003. №4. — С.25-28.

78. Ровинская С. А. О сенсорных нарушениях, возникающих при нейролептической терапии •/ С. А. Ровинская, Л.И. Ревва // Неврология и психиатрия им. Корсакова, 1980. — т.80. вып. 6. — С. 905-909.

79. Ролле С. Д. Нарушение функции вкусового анализатора при травмах черепа : дис. . канд. мед. наук / С.Д. Ролле: Москва, 1978. 134 с.

80. Руководство по психиатрии / под ред. Г.В. Морозова. Том I, II. М.: Медицина.-1988.

81. Руководство по психиатрии / под ред. A.B. Снежневского. Том I, II. М.: Медицина.-1983.

82. Рупасова Н.В. Особенности состояния тканей полости рта у больных шизофренией: автореф. дисс. . канд. мед. наук / Н.В. Рупасова: Пенза, 1998. -28 с.

83. Рыбаков А.И. Стоматологические заболевания и их взаимосвязь с внутренними органами / А.И. Рыбаков, Л.Н. Челидзе. Тбилиси: «Сабчота Сакиртвело». — 1976. — 203 с.

84. Савицкий Н.И. Методика термоэлектрических измерений у человека / Н.И. Савицкий // Журнал Терапевтический архив, 1935. — Т.38, №.3.- С.815-828.

85. Сайдакбарова Х.И. Состояние слизистой оболочки полости рта у больных хроническим колитом и энтероколитом: дисс. . канд. мед. наук / Х.И. Сайдакбарова.- Москва, 1967. 145 с.

86. Семеновская Э. И. Нервно-психические осложнения и побочные явления, возникающие при лечении нейролептическими препаратами детей и подростков, страдающих шизофренией: автореф. дисс. .канд. мед. наук / Э. И. Семеновская. Москьа, 1961. — 24 с.

87. Семенюк A.B. Метод оценки активности ферментов метаболизма лекарственных соединений. / Семенюк A.B., Колесникова Л.И., Куликов В.Ю. и др. // Лабораторное дело, 1982. — №10. — с. 31-33.

88. Синельников Я.Р. Сравнительная макро-микроскопическая анатомия языка: автореф. дисс. . д-ра мед. наук / Я.Р. Синельников. -Харьков, 1963. С.56-62.

89. Скагер A.A. Хирургическая ангиостоматология / A.A. Скагер // Кровообращение и регенерация. — Рига: Зинатне, 1985. — 136 с.

90. Смулевич А. Б. Об оральных гиперкинезах при лечении аминазином / А. Б. Смулевич // Журнал неврологии и психиатрии им. Корсакова, 1959.- №2.- с. 177-181.

91. Спивак Л. И. Осложнения психофармакологической терапии / Ленинград сост.: Л. И. Спивак, В.А.Райский , Б. С. Виленский. -Медицина. 1988.- 128 с.

92. Справочник-путеводитель практикующего врача / «Лекарственные средства»/ Под ред. Р.В. Петрова и Л.Е. Зиганшиной / Изд. «ГЭОТАР-МЕД». Москва. — 2003. — стр.678.

93. Соловьева Н.О., Ширяева Л.Р. Разработка методов предупреждения осложнений у больных шизофренией в специализированном стационаре / Материалы IX Межд. конф. челюстно-лицевых хирургов и стоматологов: С-Пб. — 2004. — С. 161162.

94. Сунцова И.В. Состояние полости рта у умственно отсталых детей // Современные вопросы стоматологии. Материалы 12-ой межрегиональной научно-практической конференции стоматологов; Ижевск, 2000.-с.11-12.

95. Табеева Д.М. Китайская диагностика по языку / Д.М. Табеева // «Иглотерапия». — Москва: «Ратмос», 1994. С. 15-28.

96. Уваров В.М. Органы полости рта при болезнях крови / Ленинград сост.: В.М. Уваров, М.К. Русак, В.И. Калинин . Медицина, 1975. -173 с.

97. Удовицкая Е.В. Состояние языка как возможный симптом общесоматических заболеваний детей в трактовке дальневосточной медицины / Е.В. Удовицкая, Л.В. Грохольская // Вестник стоматологии, 1995. — №3. — С.221-223.

98. Ульрих Е.С. Электрометрическое исследование мышечного тонуса: механизмы патологических реакций / Е.С. Ульрих. изд. ВММА, 1949.-С.377-383.

99. Уракова Е.В. Морфо-функциональная оценка языка и ее клиническое значение: дисс. . канд. м. н / Е.В. Уракова; Казань, 1998.-c.138.

100. Урманчеев В.Л., Салахов А.К., Ференц A.B. Термометр для стоматологических исследований: материалы научно-практ. конф., посвященная 45-летию факультета автоматики и электронного приборостроения КГТУ: Тез. докладов.- Казань, 1996.-е.58.

101. Учебное пособие для стоматологических ин-тов: Гистология и эмбриология полости рта и зубов / под ред. Л.И. Фалина. Москва: Медгиз, 1963. -219 с.

102. Фокина Л.И. / Л.И. Фокина // В кн.: Проблема ангин, хронического тонзиллита и их осложнений: Москва, Медгиз 1956. — С.74.

103. Флейс Э. П. Нарушение двигательных функций при лечении нейролептическими средствами: автореф. дисс. . док. мед. наук / Э. П. Флейс; Москва, 1969. 32 с.

104. Чечель А.П. Состояние пародонта у больных шизофренией: материалы науч.-практ. конф., поев. VIII Расширенный пленум Всесоюзного общества ЦНИИС стоматологов и 4-ой выездной сессии. Москва, 1966. — С.125-126.

105. Чечель А.П. Стоматологический статус и некоторые особенности течения пародонтопатий у больных эпилепсией / А.П. Чечель // Проблемы терапевтической стоматологии. — Киев, 1967. — вып.2. — С.134-138.

106. Чечель А.П. Кариес зубов и болезни пародонта больных и стоматологическая помощь в психиатрической больнице: автореф. дисс. . канд. мед. наук / А.П. Чечель; Львов, 1968. — 26 с.

107. Швец А.П. Глосситы кандидозной этиологии при сердечнососудистых заболеваниях с тромбоэмболическими осложнениями / А.П. Швец // Врачебное дело, 1967 №3. — с. 153.

108. Щербина Е. А. Нарушение адаптационных функций некоторых анализаторов у больных шизофренией: автореф. дисс. . док. мед. наук / Е. А. Щербина ; Харьков, 1967. 16 с.

109. Шток В. Н. Лекарственные экстрапирамидные расстройства / В. Н. Шток, О. С. Левин // В мире лекарств, 2000 г.- № 2. С.18-25.

110. Штульман Д.Р. Гиперкинезы / Д.Р. Штульман, О.С.Левин // Справочник практического врача по неврологии. — Москва, 1999 г. — с. 128.

111. Цепов Л.М., Левченкова Н.С. Слизистая оболочка рта как индикатор состояния организма // (Обзор литературы). Депонир. 08.08.94. в ГЦНМБ. Смоленск. — 1994. — С.11.

112. Энтин М.Н. Некоторые данные о состоянии зубной системы у нервно-психиатрических больных: сб. науч. тр. МГСИ. — вып.1 Молотов, 1940.-С.137-149.

113. Юлдашев О.Т. Состояние полости рта у больных шизофренией: материалы науч.-практ. конф. съезда стоматологов Узбекистана. — Ташкент, 1986. с.224-225.

114. Юлдашев Т. О., Мухамедов М. М., Алимов A.C., Исламов Г.Р. Состояние слизистой оболочки полости рта у больных шизофренией: материалы науч.-практ. конф. съезда стоматологов Туркмении. — Ашхабад, 1986. с. 45-46.

115. Яковлева В.И. Диагностика стоматологических заболеваний / В.И. Яковлева, Т.П. Давидович, Е.К. Трофимова, Г.П. Прсверяк; Вышейшая школа. — Минск, 1986. 207 с.

116. Яковлева И.Я. Электрометрическое исследование вкусового анализатора человека в норме и при моделировании невесомости / И.Я. Яковлева// Вестник оториноларингологии, 1982. №2. — С. 15-17.

117. Ямашев И.Г. Клиническая лингвалогия /И.Г. Ямашев // М.: ГЭОТАР-Медиа. 2007. — 288 с.

118. Японцев И.Я., Захарова М.И. О патологии полости рта и зубов у душевно больных: сб. трудов. Ленингр. психиатр, б-цы им. Белинского, 1938. — С.41-51.

119. Гланц Стентон Медико-биологическая статистика // Перевод с англ. Данилова Ю.А. Практика. — Москва, 1999. — с. 17-371.

120. Anderson I.M. The efficacy of sélective serotonin re-uptake inhibitors in depression: a meta-analysis of studies against iriciclic antidepressants / I.M. Anderson, B.M. Tomenson // J. psyhopharmacology. 1994. — N 4 -P.249-258.

121. Bandy H.E. Tongue volume and the mandibular dentition / H.E. Bandy, W.S. Hunter // Am. J. Orth. 1969. — Vol.56. — P.134-142.

122. Baldessarini R.G. Current status of antidepressants: clinical pharmacology and therapy / R.G. Baldessarini // J. clin. Psyhiatry. 1989. -v. 50-P.117- 126.

123. Basu M.K. Oral manifestations of systemic diseases / M.K. Basu, D.H. Chisholm // J. dent Res. 1980. — P.339.

124. Barton A.C. A new technic for the measurement of overage skin temperature over surfaces of the lady and the changes of skin temperatureduring exercise / A.C. Barton // Journal of nutrition. 1934. — №7. — P. 481-495.

125. Beeber LS. It’s on the tip of the tongue tardive dyskinesia / LS. Beeber // J Psychosoc Nurs Ment Health Serv. 1988 Aug. — Vol.26(8). — P.32-3.

126. British National Formulary. 1999. — British Medical Association and the Royal Pharmaceutical Society of Great Britain. — P.766.

127. Broussolle P. Extrapyramidal syndromes in the oral region / P. Broussolle, J. Rosier// Ann.med.psychol. 1957. — Vol.117. -P.140-160.

128. Brodie BB. The estamaion of antipyrine in biological materials. / Brodie BB, Axelrod J, Sobermann R, Levy BB // J Biol Chem.— 1949.— Vol.179.—H. 25-29.

129. Berger F. Investigation on the psych. Influence on skin temperature /

130. F. Berger // Ztschr. F. D. Ges. Neurol. And Psychiatric. — 1933. -p. 144-404.

131. Booij A. Swollen tongue / Booij A., AK. Wietsma, A. Vissink // Ned Tijdschr Tandheelkd. 2001 Apr. — Vol. 108(4).-P.151-2.

132. Bhraskar S.N. Dental aspects of psychiatric diseases / S.N. Bhraskar,

133. G.E. Lilly // J. dent Res. 1965. — Vol.44. — P.644.

134. Bull T.R. The diseases of tongue / T.R. Bull // J.Laryng. 1965. -Vol.79.-P.479-493.

135. Delay J. Drug-induced extrapyramidal syndromes / J. Delay, P. Deniker // Haudbook of clinical neurology. New York. — 1968. — p. 248-266.

136. Deniker P. Traitement de la secheresse buccale produite par les medicaments psychotropes / P. Deniker, L. Colonna, H. Loo, P. Ackermann, L. Pompians-Miniac, F. Predine .’! La presse medicale. -1970. Vol.53. — P.2383-2384.

137. Duffy J. Motor speech disorders / J. Duffy. — 2-nd Ed. Philadelphia. -2005. -P.133-28.

138. Dunning J.M. Dental disease psychiatric fitients / J.M. Dunning, R.W. Hyde, P.J. Dalton // J. dent. Rest. 1951. — Vol.30. — P.806-814.

139. Keene J.J. Antidepressant use in psychiatry and medicine: importance for dental practice / J.J. Keene, G.T. Galasko, M.F. Land // J Am Dent Assoc. 2003 Jan. — Vol.134 (1). — P.71-9.

140. Kendall N.P. Oral health of the group of non-institutionalised mentally handicapped adults in the UK / N.P. Kendall // Community Dent. Oral Epidemiol. 1991. — Vol.19. -P.3 57-359.

141. Kenkre A.M. Oral health and treatment needs in institutionalized psychiatric patients in India / A.M. Kenkre, A.3. Spadigam // Indian J Dent Res. 2000 Jan-Mar. — Vol.11(1). — P.5-11.

142. Kline N.S. Stomatological aspects of the psychiatry / N.S. Kline // Am. J. Psychiat. 1968. — Vol.124. -P.48.

143. Klinge V. Facilitating oral hygiene in patients with chronic schizophrenia / V. Klinge // J Am Dent Assoc.- 1979 Oct. Vol.99 (4). -P.644-5.

144. Knorring L. Acute effects of different antidepressant drugs on saliva secretion and accommodation range / L. Knorring, H. Mornstad, L. Forsgren, S. Holmgren // Pharmacopsychiatry. 1986 May. — Vol.19. -Issue 3.-P.106-10.

145. Krarup B. Orofacial pain / B. Krarup // Acta oto-laryngol. (Stock.).1958. Suppl. 140. — P. 195-200.

146. Kulenkampf C. An unusual syndrome in the oral region caused by administration of megaphen / C. Kulenkampf, G. Tarnov // Nervenarzt. — 1956. -Bd.27. S.178-80.

147. Kunvara B. The tongue’s nerve diseases / B. Kunvara // Dent. Abstr.1959. Vol.4. — P. 10.

148. Kydd W.L. Neurotic syndrome in the oral region / W.L. Kydd // J.Dent.Res.-1956. Vol.35. -P. 171.

149. Kydd W.L. Muscular disorders / W.L. Kydd, J.S. Akamine, R.A. Mendel/Abid.-1963.-Vol.42.-P.858.

150. Campbell D.I. Oral health care of the mentally retarded in USA / D.I. Campbell // Brit. Med. J. 1955. — Vol.1. — P. 20-23.

151. Carlson CR. The effects of tongue position on mandibular muscle activity / CR. Carlson, JJ. Sherman, JL. Studts, PM. Bertrand // J Orofac Pain. 1997. — Vol 11. — Issue .4. — P. 291-7.

152. Clark D.B. Dental care for the psychiatric patient: chronic schizophrenia / D.B. Clark // J Can Dent Assoc. 1992 Nov. — Vol.58 (ll).-P.912-6, 919-20.

153. Clark RJ. Tongue-swelling with droperidol / RJ. Clark // Anaesth Intensive Care. 1993 Dec. — Vol.21(6). -P.898.

154. Conus P. Clozapine is more efficacious for tongue dystonia than olanzapine / P. Conus, D. Zullino, P. Baumann // Psychopharmacology (Berl). 2002 Jun. — Vol. 162(1). -P.89.

155. Cranston W.I. / W.I. Cranston, I. Cerbrandy, E. Snell // J. Physiol. (Lond.).- 1954. -Vol.126. -P.347.

156. Haavio M.L. Oral health care of the mentally retarded and other persons with disabilities in the Nordic countries: present- situation and plans for the future / M.L. Haavio // Spec. Care Dentist. 1995. — Vol.15. -P.65-69.

157. Harmon T.L. / T.L. Harmon // Science. 1953. — Vol.118. — P.719.

158. Hartmann K. / K. Hartmann, H. Hippius // Ibid. 1959. — Bd.14. -P.307-312.

159. Hinchliffe J.E. The dental condition of mentally handicapped adults attending adult training centers in Hull / J.E. Hinchliffe, C.G. Fairpo, M.E. Curzon // Community Dent. Health. 1988 — Vol.5. — P.151-162.

160. Hebhardt P. An automated regional taste-testing system. / P. Hebhardt, R. Bagla, R.L. Doty // Behav Res Methods Instrum Comput. -1999. Vol. 31.- Issue 3. — P. 464-9.

161. Hong K.S. Effects of risperidone on information processing and attention in first-episode schizophrenia / K.S.Hong, J.G. Kim, H.J. Koh, M.S. Koo, J.H. Kim, D. Lee, E. Kim // Schizophr. Res. 2002. — V. 53. -N.1-2.-P. 7-16.

162. Humphreys M. Psychiatric aspects of dentistiy: II / M. Humphreys, Z. Scott // Brit. Dent. J. 1987. — Vol.163. — №3. — P.85-88.

163. Hummel T. A test for the screening of taste function / T.» Hummel, A. Erras, G. Kobal // Rhinology. 1997. — Vol. 35. — Issue 4. — P. 146-8.

164. Jatzko A. Acute tongue and pharyngeal spasms during changeover from clozapine to amisulpride. A case example/A Jatzko, S.Ries, A. Schreiner,

165. D.F. Braus //Nervenarzt. 2000 Nov. — Vol.71(11). -P.919-22.

166. Feldstein L. / L. Feldstein // Am. Orthodont. 1950. — Vol. 36.- P.856.

167. Feldmann H. / H. Feldmann // Dtsch. Med. Wschr. 1962. — Bd.87. -S.1732- P. 1740.

168. Fenton W.S. Prevalence of spontaneous dyskinesia in schizophrenia / W.S. Fenton // J. Clin. Psychiatry. 2000. — V.61 Suppl 4. — P. 10-4.

169. Fibiger H.C. Neurobiological substrates of tardive dyskinesia: the GABA hypothesis/ H.C. Fibiger, K.G. Lloyd // Trends Neurosci.- 1984.-V.7, P.462-464.

170. Friedlander A.H. Dental management of child and adolescent patients with schizophrenia / A.H. Friedlander, I.K. Friedlander, S. Eth,

171. E.G. Freymiller // ASDC J Dent Child. 1993 Jul-Oct/ — Vol.60 (4-5). -P.281-7.

172. Friedlander A.H. Oral health care for the patient with schizophrenia / A.H. Friedlander, R.P. Liberman // Spec Care Dentist. 1991 Sep-Oct. -Vol.11 (5).-P. 179-83.

173. Friedman JH. Rapid onset tardive dyskinesia («fly catcher tongue») in a neuroleptically naive patient induced by risperidone / J.H. Friedman II Med Health R I. 1998 Aug. — Vol.81 (8). — P.271 -2.

174. Gabellini A.S. Drug-induced tremor of the tongue / A.S. Gabellini, P. Martinelli, G. Coccagna // Ital J Neurol Sci. 1989 Feb. — Vol. 10(1). -P.89-91.

175. Gabre P. Dental health status of mentally retarded adults with various living arrangements / P. Gabre, L. Gahnberg // Spec. Care Dentist. 1994. — Vol.14. -P.203-207.

176. Gabre P. Inter-relationship among degree of mental retardation, living arrangements, and dental health in adults with mental retardation / P. Gabre, L. Gahnberg // Spec. Care Dentist. 1997. — Vol.17. — P.7-12.

177. Gabre P. Incidence of, and reasons for, tooth mortality among mentally retarded during a 10-year period / P. Gabre, T. Martinsson, L. Gahnberg // Acta Odontol. Scand. 1999. — Vol.57. — P.55-.61.

178. Gabre P. Move of adults with mental retardation from institutions to community-based living: changes in the oral microbiological flora / P. Gabre, M. Wikstrom, T. Martinsson, L. Gahnberg // J.Dent. Res. 2001. -Vol.80 (2).-P.421-426.

179. Garver D.L. Heterogeneity of response to antipsychotics from multiple disorders in the schizophrenia spectrum / D.L. Garver, J.A. Holcomb, J.D. Christensen // J. Clin. Psychiatry. 2000. — V.61. — N.12. — P. 964-972.

180. Gershanic O.S. Drug-induced dyskinesias. In J. Jankovic, E. Tolosa -Parkinsons disease and movement disorders. 3nd-ed. — Baltimore. Williams & Wilkins- 1998. — P. 579-599.

181. Ghani S.O. Neuroleptic malignant syndrome and severe thrombocytopenia: case report and literature review / S.O. Ghani, W. Ahmed, L.A. Marco // Ann. Clin. Psychiatry. 2000. — V. 12. — N.l. — P. 51-4.

182. Gould M.S. An avaluation of the method of measuring forces exerted by the tongue the teeth / M.S. Gould, D.C. Picton //Brit. Dent. J.- 1963,-Vol. 114.-№5.-P. 175-180.

183. Greene J.S. The simplified oral hygiene index / J.S. Greene, J.R. Vermillion // J. Amer. Dent. Ass. 1964. — Vol.68. — P.7-13.

184. Lewis S. The oral health of psychiatric in-patients in South Wales / S. Lewis, R.G. Jagger, E. Treasure // Spec Care Dentist. 2001 Sep-Oct. -Vol.21(5). -P.182-6.

185. Loth E. Anthropologie des parties molles: muskules, intestines, vaisseaux, nerf peripheriques / E. Loth // Masson (Paris). 1931.- P.213-32.

186. Lukas V.S. Association of psychotropic drug/,, prevalence of denture-related stomatitis and oral candidosis /V.S. Lukas // Community Dent Oral Epidemiol. 1993 Oct. — Vol.21(5). -P.313-6.

187. Lutz E.G. Angioneurotic edema of the tongue with phenothiazine administration / E.G. Lutz, M.D. Rovov // Dis. Nerv. Syst. 1964. -P.419-422.

188. Malsch U. Comparison of effectiveness and side effects of antidepressants / U. Malsch // Medizinische Klinik. 1983. — Vol.78. -Issue 8.-P. 273-275.

189. Manderson R.D. Dental status of the institutionalized elderly population of Edinburgh / R.D. Manderson, R.L. Ettinger // Community Dent Oral Epidemiol. 1975. — Vol.3. — P. 100-107.

190. Marder S.R. Physical health monitoring of patients with schizophrenia / S.R. Marder, S.M. Essock, A.L. Miller, R.W. Buchanan et al // Am J Psychiatry. 2004 Aug. — Vol.161 (8). — P. 1334-49.

191. Margalis H.J./ H.J. Margalis, P. Prakash // Ibid. -1954. -Vol.33. -P.425.

192. Mauri M.C. Postpsychotic depression» and residual schizophrenia in a mental health hospital/ M.C. Mauri, Laini V., R. Barone, A. Clemente, L.S. Volonteri // Encephale. 2000. -V. 26. -N.6. — P. 21-6.

193. Mc Carhy P.L. Diseases of the oral mucosa / P.L. McCarhy, G. Shhlar // Philadelphia. Lea & Febiger. 1980. — 579 p.

194. Mc Combs J.S. Antipsychotic drug use patterns and the cost of treating schizophrenia over a 2-year period / J.S. Mc Combs, M. Luo, L. Shi // ISPOR 4th annual international meeting. Washington. 1999. — Abstracts. — P. 174.

195. McGrath J.J. Benzodiazepines for neuroleptic-induced tardive dyskinesia / J.J. McGrath, K.V. Soares // Cochrane Database Syst Rev. -2000.-(2).-P. CD000205.

196. McGrath J.J. Neuroleptic reduction and/or cessation and neuroleptics as specific treatments for tardive dyskinesia / J.J. McGrath, KV. Soares // Cochrane Database Syst Rev 2000. — (2). — P.CD000459.

197. Mitchell D.F. Oral diagnosis and oral medicine / D.F. Mitchell, S.M. Standish // Philadelphia. Lea& Febiger. 1969. — P.426.

198. Meibach R.C. Neurologic side effects in neuroleptic-naive patients treated with haloperidol or risperidone /R.C. Meibach // Neurology. -2000. V.55. — N.7. — P. 1069.

199. Meitzer H.Y. Pharmacological treatment of schizophrenia / H.Y. Meitzer // Triangle. 1993. — V. 32. — P. 33-37.

200. Buck M.L. Using the atypical antipsychotic agents in children and adolescents / M.L. Buck, D. Pharm // Pediatric. Pharmacotherapy. 2001. -V. 7.-N.8.-P. 1-2.

201. Naidu P.S. Reversal of reserpine-induced orofacial dyskinesia and cognitive dysfunction by quercetin /P.S. Naidu, A. Singh, S.K. Kulkarni // Pharmacology. 2004 Feb. — Vol.70(2). — P.59-67.

202. Nagasawa A. The application of thermography to oral surgery // In: Medical thermography. Ed. By K. Atsumi. Univ.Tokio Press. 1973. -P.166-178.

203. Nakamura S, Akiguchi I. Oral dyskinesis, facial dystonia // Nippon Rinsho. 1993 Nov. — Vol.51 (11). — P.2978-82.

204. Ossowska K. Neuronal basis of neuroleptic-induced extrapyramidalside effects / K. Ossowska // Polish journal of fharmacology. 2002. — V54.-№2.-P. 299-312.

205. Olson W. Dose-dipendent changes in sulfamethazine kinetiks in rapid and slow izoniazid acetylators. / Olson W., Miceli J, Weber W. // Clin. Pharmacol. Ther.—1978.— V.23.— February N.2.— P. 204-211.

206. Pionkowski J. Hypertrophy & elongation of filliform papillae of tongue caused by chlorpromazine therapy / J. Pionkowski, Z. Rydzynski // Pol Tyg Lek (Wars). 1959 Mar. — Vol.14 (11). — P.503-5.

207. Pollack B., Buck F., Kalnins L. An oral syndrome complicating psychopharmacological therapy. Study 2. — Amer. J. Psychiat. — 1964. -Vol.121.-P. 384-386.

208. Pond D., Sutton R. Dentistry and psychiatry // Medicine and psychiatry. A practical approach. London: Pitman. — 1982. — P.365-377.

209. Pouget R. Psychotropic agents and stomatology / R. Pouget, R. Boyer, J.M. Sorbier, R. Cazalet et al. // Ann Med Psychol (Paris). 1977 Nov. -Vol.2(4). — P.733-42.

210. Rafaelsen O.J. Comparison of peripheral anticholinergic effects of antidepressants: dry mouth / O.J. Rafaelsen, L. Clemmesen, H. Lund, P.L. Mikkelsen, T.G. Bolwig // Acta psychiatrica Scandinavica. Supplementum. 1981. — Vol.290. -P.364-9.

211. Ramon T. Oral health and treatment needs of institutionalized chronic psychiatric patients in Israel / T. Ramon, A. Grinshpoon, S.P. Zusman, A. Weizman // Eur Psychiatry. 2003 May. — Vol. 18(3). — P.101-5.

212. Redman R.S. Prevalence of geographic tongue, tissured tongue, median rhomboid glossitis and hairy tongue amond. Minnesota Schoolchildren // Oral surg. V.30. — №3. — 1970. — P.390-395.

213. Russel A.L. A system of classification and scoring for prevalence surveys of periodontal disease // J. dent. Res. 1956. — Vol.35. — P.350-359.

214. Sabolek M, Bayerle M. .Rabbit syndrome due to olanzapine // Psychiatr Prax. 2005 May. — Vol.32(4). — P.202-4.

215. Sartorius N., DeGirolamo G., Andrews C. et al. Treatment of Mental Disoders: A Review of Effectiviness // American Psyhiatric Press. Washington DC, 1993.

216. Schulte W., Miller E. Dmckbelastung der alveolarfortsatzes durch zunge und periorale muskulatur // DDZ.-1962.-№17.-P.416-423.

217. Schwartz M, Hocherman S. Antipsychotic-induced rabbit syndrome: epidemiology, management and pathophysiology //CNS Drugs. — 2004. Vol. 18(4). — P.213-20.

218. Schopf P.M. Konstruktion einer me sonde zur registrierung der zungen und lippendrucks// Fortschr. Kieferorthop.-1971.-Bd.32.-№l.-S.25-36.

219. Schreiber S. Zur dunamik der zunge und der lippenmuskulatur // DZZ. -1964. -Bd.l9.-№4. -S.315-322.

220. Scopp T.W. Oral medicine a clinical approach with basic science correlation // Saint-Louis. Mosby Co. — 1969. — P.415.

221. Sjogren R. Oral health status of psychiatric oatients / R. Sjogren, G. Nordstrom // J Clin Nurs. 2000 Jul. — Vol.9 (4). — P.632-8.

222. Sehmid F., Lutze K., Genssen A. // Dtsch. Zahnarztl. Z. 1969. -Bd.24. — S.361.

223. Stanfield M. Schizophrenia and oral healthcare // Dent Update. 2004 Nov. — Vol.31(9). — P.510-2, 514-5.

224. Stephen Bazire Psychotropic Drug Directory: The professionals pocket handbook & aide memoire. — Quay Books. 1997. — P.272.

225. Stewart G. Measurement of the temperature of the skin / G. Stewart // Arch. Internat. de farmacol. et de therapie. — 1930. — Vol.38. — P.444.

226. Stillman J.A. Automated electrogustometry: a new paradigm for the estimation of taste detection thresholds / J.A. Stillman, R.P. Morton, D. Goldsmith // Clin Otolaryngol Allied Sci. 2000. — Vol.25. — Issue 2. — P. 120-5.

227. Swaczyna K. Psycho farmaka a stomatologicka plaxe u psychiatrickych pacientu / K. Swaczyna, V. Konias, J. Libus // Cs. Stomat. -1979. №1. — C.29-34.

228. Tang W.K. Oral health of psychiatric in-patients in Hong Kong / Tang W.K., Sun F.C., Ungvari G.S., OrDonnell D. h Int J Soc Psychiatry. -2004 Jun. Vol.50 (2). — P. 186-91.

229. Tamam L. Black hairy tongue associated with olanzapine treatment: a case report / L. Tamam, B.B. Annagur // Mt Sinai J Med. 2006 Oct. -73(6).-P. 891-4.

230. Thoma K.N. Oral pathology appearance of the tongue / K.N. Thoma, H.M. Goldman // St.-Louis. — Thomas Edit. — 1960. — P.338.

231. Thomas A. Factors which influence the oral condition of chronic schizophrenia patients / A. Thomas, E. Lavrentzou, C. Karouzos, C. Kontis // Spec Care Dentist. 1996 Mar-Apr. — Vol.16 (2). — P.84-6.

232. Tulley WJ. // Dent. Practit. Dent. Ree.-1953. -Vol.73. -P.741.

233. Van Amerongen P. Manifestations psycho-somatiques de la sphere orale / P. Van Amerongen // Rev. odontostamad. 1981. — Vol.10. — №3. -P.259-263.

234. Wahl N. Oral signs and symptoms a diagnostic handbook / N. Wahl // Springfield. Ch. Thomas. — 1969. — p.313.

235. Winders R.V. (1958). U,ht. no OKymeHKO B.II. (1975).

236. Whittle Z.G. The dental health of the elderly mentally M: a preliminary report / Z.G. Whittle, A.A. Grant, H.V. Worthington // Brit. Dent. Z. 1987. — Vol.162. — №10. — P.381-383.

237. Wolf M.A. Neuroleptic-induced movement disorders: historical perspectives / M.A. Wolf, R. Yassa, P.M. Llorca // Encephale. 1993 Nov-Dec. — Vol.19(6). — P.657-61.

238. N Препарат Лек.формы Эквивалентные Суточные дозы Внутрь Аминази новый оквивале нт, у.е. (внутрь)

239. Производные фенотиазина алифатические

240. Хлорпромазин (аминазин) др. 0.025 и 0.05; амп. 2.5% -1 (2) (5) мл 100 мг 1

241. Метотримепразин=Левомепром азин (тизерцин) др. 0.025, амп.2.5%-1 мл НУ 1.6

242. Тримепразин =Алимемазин (терален) таб.0.005, капли 4% р-р, амп.0.5%-5 мл НУ 3.0- пиперидиповые

243. Тиоридазин (сонапакс, меллерил) др. 0.01 и 0.025 100(75-104) мг 1-1.5

244. Перициазин (неулептил) капе. 0.01, капли 4% (1 капля- 1 мг) 24 мг 4-5

245. Пипотиазин (пипортил) таб. 0.010, капли 10 и 30 мл (1мл 40 мг), амп. 2мл (1мл — 5мг) 10-20 мг 7-пиперазиновые

246. Трифлуоперазин (Трифтазин, стелазин) таб. 0.005 и 0.01, амп. 0.2% 1 мл 5 (2 — 8) мг 20

247. Тиопроперазин (мажептил) таб. 0.001 и 0.01, амп. 0.001 НУ 15

248. Перфеназин (этаперазин) таб. 0.004, 0.006 и 0.01 8 (7 — 15) мг 6- 10

249. Прохлорперазина малеат (метеразин) таб. 0.005 и 0.025 15 (14 — 25) мг 4-71. Производные бутерофеноиа

250. Галоперидол таб.0.001,0.0015,0.005, 0.01 и 0.02, амп.0.5%-1мл, капли 0.2% 10 мл 3 (1 — 5) мг • 30

251. Трифлуперидол (Триседил) таб. 0.0005, фл. 0.1%-10.0, амп. 0.25% 1.0 2 мг 40-501. Производные тиоксантена

252. Хлорпротиксен таб. 0.015 и 0.05, капли 2.5 % 2.0 50 мг 2

253. Флупентиксол (флюанксол) таб. 0.005, капли 100 мг/мл 2 мг 20-50

254. Зуклопентиксол дигидрохлорид (клопиксол) таб. 0.002, 0.010 и 0.025 25(25-60- 150) мг 1 -41. Атипичные

255. Кпозапин (лепонекс, азалептин) таб. 0.1 100 (30 150) мг 1

256. Сульпирид (эглонил) капе.0.05, таб.0.2, фл.0.5%-200мл (р-р для приема внутрь), амп. 5%-2 мл 200 (200 333) мг 0.5

257. Рисперидон (рисполепт) Таб. 0.001; 0.002; 0.003; 0.004 1-3 (0.5-1) мг 35

258. Кветиапин (сероквель) Таб. 0.025; 0.1; 0.2 40-100 (?) 2.5

259. Оланзапин (зипрекса) Таб. 0.005; 0.0075; 0.01 5-10 мг 15

260. НУ полностью не установлено. Чем больше размах эквивалентных доз, тем больше неопределенность точности аминазинового эквивалента.

261. Расчет дозы нового нейролептика (препарата, на который переводят больного)-Д:

262. Суточная доза внутрь используемого препарата или недельная доза депо-препарата

263. Д=—————————————————————- х эквивалентная дозанового препарата

264. Эквивалентная доза этого препарата в соответствии с таблицей №1 используемой лек.форме.

Что делать с этим странным побочным эффектом лекарства

опубликовано: 17 августа 2020 г.

Наркотики играют незаменимую роль в лечении болезней. Например, жизнь без антибиотиков была бы гораздо более опасной — обычные инфекции, о которых мы не думаем сейчас, внезапно стали бы опасными для жизни.

Но даже самое полезное лекарство может иметь разрушительные побочные эффекты. В частности, антибиотики могут вызвать редкую, но все же тревожную причину: нарост на языке, который на первый взгляд выглядит как темные волосы.На самом деле, его часто называют «черный волосатый язык».

Это не волосы — это разрастание естественных структур на языке, называемых нитевидных сосочков . Эти крошечные бугорки на верхней поверхности языка помогают удерживать пищу во время жевания. Обычно они около миллиметра в длину и, как правило, соскребаются во время обычного приема пищи. Поскольку они постоянно растут, они быстро пополняются.

Мы не уверены, как это происходит, но кажется, что у небольшой части населения нормальный паттерн роста сосочков становится несбалансированным после приема антибиотиков, особенно из семейства тетрациклинов.Курение и плохая гигиена полости рта также способствуют дисбалансу роста. В результате сосочки могут вырасти до 18 миллиметров с тонкими стержнями, напоминающими волосы. Также к этой массе прилипают остатки пищи и бактерии, которые обесцвечивают ее до оттенков желтого, зеленого, коричневого или черного.

Хотя его внешний вид может быть странным или даже пугающим, он не опасен для здоровья. В основном это устраняется путем устранения первопричины, например, перехода на другой антибиотик или отказа от курения, а также ежедневной аккуратной очистки языка щеткой или скребком для языка, который можно купить в аптеке.

Одно слово предостережения: не прекращайте прием любых лекарств, у которых вы подозреваете побочные эффекты, без предварительного обсуждения этого с лечащим врачом. Хотя такие эффекты, как черный волосатый язык, неприятны, они не вредны — и вы не хотите мешать лечению проблем, которые действительно существуют.

Если вам нужна дополнительная информация о реакциях на лекарства, которые могут повлиять на здоровье полости рта, свяжитесь с нами или назначьте встречу для консультации.

С обложки: Нарушения вкуса, вызванные лекарственными средствами, в клинической практике и доклиническая оценка безопасности | Токсикологические науки

Абстрактные

Более 200 лекарств могут вызывать нарушение вкуса у пациентов.Они не только снижают качество жизни пострадавших, но могут привести к истощению, сильному обезвоживанию и трудностям в соблюдении терапевтического режима. Тем не менее, влияние лекарств-кандидатов на вкус редко оценивается в доклинических токсикологических исследованиях на ранней стадии разработки лекарств. Более того, в области токсикологии мало знаний о том, как исследовать эти побочные эффекты. Здесь мы обсуждаем клинический статус вызванных лекарственными препаратами расстройств вкуса у пациентов с целью предоставить токсикологам широкое представление о его распространенности и о том, насколько стрессовым и даже опасным оно может быть для пораженных пациентов.Поскольку вкус, запах и оральные ощущения тройничного нерва в значительной степени взаимозависимы, мы также обращаем внимание на вызванные лекарствами изменения обонятельного и орального соматосенсорного восприятия. Затем мы рассмотрим биологию вкусовой системы (включая анатомию и гистологию) и последние разработки о том, как вкус влияет на восприятие вкуса. Наконец, мы предлагаем недавно оптимизированные доклинические подходы для исследования изменения вкуса, вызванного лекарствами, на животных моделях, включая морфологическую оценку вкусовых сосочков и вкусовых клеток, регистрацию вкусовых нервов и поведенческое тестирование.Наши цели — повысить осведомленность токсикологов о расстройствах вкуса, вызванных приемом лекарств, поделиться обзором новых подходов и ключевых исследований, которые могут быть использованы для выявления токсичности вкусовой системы, вызванной лекарствами, на ранних этапах процесса разработки лекарств, а также стимулировать дальнейшие исследования в этой области. возникающее взаимодействие хемосенсорных расстройств с токсикологией.

Хотя расстройства вкуса, вызванные приемом лекарств, могут отрицательно сказаться на лечении болезни и качестве жизни, медицинское сообщество часто не замечает их.Похоже, что расстройства вкуса, которые могут быть вызваны интересующими лекарствами-кандидатами, вызывают мало беспокойства. В ответ на тяжелые расстройства вкуса у пациентов, вызванные приемом лекарств, токсикологи стремились исследовать лежащие в основе механизмы на животных моделях с целью поиска подходов для облегчения или смягчения этого неблагоприятного эффекта у пациентов. Однако обзор токсикологической литературы выявил мало предварительной информации по этой теме. Токсичность вкусовой системы также не рассматривается в основных учебниках по токсикологии, таких как «Токсикология Касаретта и Доулла: фундаментальная наука о ядах» или «Принципы и методы токсикологии Хейса».Поэтому мы обратились к литературе из области хемосенсорных исследований и начали сотрудничество с экспертами в этой области. Хотя химиосенсорные исследования были относительно обширными, они обычно не включают изучение токсикологических эффектов хемосенсорных систем. То, что мы узнали из области хемосенсоров, было основами того, как работает вкусовая система, и как сенсорные импутации обрабатываются и интегрируются во вкус / аромат. Путем адаптации анализов из области хемосенсорной физиологии и разработки нового гистопатологического подхода к оценке вкусовой токсичности мы теперь можем предоставить дорожную карту для доклинической оценки безопасности токсичности, вызванной лекарственными средствами вкусовой системы у животных.Этот учебник не предназначен для обзора или критической оценки обширной литературы по физиологии, биологии, неврологии восприятия вкуса и запаха и расстройствам. Скорее, статья фокусируется на возникающем взаимодействии этих дисциплин с токсикологической оценкой и предназначена как введение для токсикологов, работающих в фармацевтической и биотехнологической отраслях, пищевой, косметической и потребительской промышленности, гигиене окружающей среды и нормативно-правовой базе. Наша цель — привлечь внимание и, надеюсь, стимулировать дальнейшие исследования в этой небольшой, но важной новой области доклинической оценки безопасности и клинического управления терапевтическими схемами.

ЛЕКАРСТВЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ ВКУСА В КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

Чтобы повысить осведомленность токсикологов о нарушениях вкуса, вызванных приемом лекарств, что в конечном итоге обеспечит раннее выявление токсичности для системы вкуса и клиническую безопасность новых терапевтических агентов, мы сначала изучаем клиническую литературу по расстройствам вкуса, вызванным приемом лекарств, у пациентов. Многие виды наркотиков уменьшают приятность пищи, изменяя ее вкус. До недавнего времени эти расстройства вкуса (или чаще «расстройства вкуса») объяснялись тошнотой, вызванной многими типами химиотерапии.Было высказано предположение, что эта тошнота вызвала у онкологических больных отвращение к пище, которую они ели до химиотерапии, и что эти выученные отвращения, в свою очередь, привели к потере аппетита (Bartoshuk, 1990; Bernstein, 1978; Mattes et al. , 1987). Недавние исследования показывают, что различные лекарства также могут вызывать нарушения вкуса, повреждая периферические хемосенсорные системы, например, вкус, обоняние и оральное ощущение тройничного нерва. Нарушения вкуса подразделяются на количественные и качественные изменения.Количественные изменения включают гипергевзию (повышенную вкусовую чувствительность), гипогевзию (частичную потерю вкуса) и агевзию (полную потерю вкуса). Качественные изменения вкуса включают дисгевзию (состояние, при котором ощущение горького, соленого, прогорклого или металлического вкуса сохраняется во рту после окончания приема пищи) и фантогевзия (ощущение вкуса в отсутствие раздражителей, также называемое «вкусовыми фантомами» или « оральные фантомы »). Медикаментозное лечение также может вызывать изменение запаха и тактильных свойств пищи, сухость во рту (из-за потери слюны) и жгучую боль во рту (Bartoshuk et al., 2012 г .; Fark et al. , 2013; Логан и др. , 2008 г.).

Исследования показывают, что до 13% хемосенсорных расстройств может быть вызвано приемом лекарств, включая химиотерапевтические средства, антибиотики, статины, диуретики, трициклические антидепрессанты, противовоспалительные средства и многие другие классы лекарств (Gauvin et al. ). , 2015; Merkonidis et al. , 2015). Например, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) вызывают различные искажения вкуса, начиная от стойкой сладости или солености до металлического или горького вкуса.Блокаторы рецепторов ангиотензина могут вызывать агевзию. Диуретики могут вызывать неприятный привкус во рту, а гиполипидемические средства могут вызывать искажение вкуса или агевзию (Naik et al. , 2010). Противораковые препараты — наиболее частая причина нарушения вкуса. До 86% онкологических больных, проходящих химиотерапию и / или лучевую терапию (особенно в области головы и шеи), сообщали об изменениях вкусовых ощущений (Cohen et al. , 2016; Janssens et al. , 2016; Spotten et al. , 2016).Электро-густометрические исследования у пациентов с раком головы и шеи выявили повышение пороговых значений всех вкусовых стимулов уже через 2 недели после начального лечения (Павлидис и др. , 2015; Цуцуми и др. , 2016). Bernhardson et al. (2007) обнаружил, что больные раком сообщали об изменении интенсивности или потере сладкого, кислого, соленого и горького вкуса. Пациенты также часто сообщают о фантомных ощущениях, включая «налет на языке» или «кисло-соленую лакрицу», металлический или неприятный привкус (Bernhardson et al., 2007; Логан и др. , 2008 г.). Бартошук и др. (2012) предположил, что фантомные ощущения могут быть результатом прямого повреждения языкоглоточного и / или барабанного нерва у пациентов, проходящих лучевую терапию головы и шеи. Химиотерапия и лучевая терапия могут также навсегда уменьшить количество клеток-предшественников вкусовых рецепторов, что приведет к разной скорости регенерации и изменению соотношения различных типов вкусовых клеток (Barlow, 2015). Агевзия и / или искажения вкуса, вызванные химиотерапией, могут быть обратимыми после прекращения приема лекарственного средства (Barlow, 2015; Kumari et al., 2015; Тан и др. , 2012). К сожалению, прекращение лечения для купирования расстройства вкуса или обоняния не всегда возможно у пациентов с такими опасными для жизни состояниями, как рак, сахарный диабет и неконтролируемые инфекции.

Нарушения вкуса, вызванные лекарственными препаратами, могут сильно нарушать питание. Например, во время одного из наших клинических испытаний нового противоракового препарата пациенты прекращали есть и пить из-за вызванного лекарством нарушения вкуса; и это привело к тяжелому обезвоживанию, острой почечной недостаточности и последующему вмешательству в отделении неотложной помощи (T.Ванга, неопубликованные данные). Пациенты пожилого возраста особенно уязвимы к изменению вкуса, вызванному приемом лекарств, из-за преобладания полипрагмазии и лежащей в основе этой болезни хрупкости. Больные пациенты часто потребляют меньше калорий, что приводит к недоеданию и потере веса. Другие пытаются уменьшить неприятный вкус, добавляя жидкости, соль или сахар, что может привести к полиурии и обострению ранее существовавшей гипертонии или диабета. Нарушения вкуса, вызванные приемом лекарств, также могут усугублять гериатрические синдромы, включая анорексию, кахексию и недержание мочи (Douglass and Heckman, 2010).Нарушения вкуса, вызванные лекарственными препаратами, в настоящее время имеют несколько вариантов лечения. Сообщалось, что добавки с глюконатом цинка (140 мг / день) и альфа-липоевой кислотой (600 мг / день) в течение нескольких месяцев помогают восстановить вкус, однако существуют противоречивые результаты (Femiano et al. , 2002; Heckmann et al. , 2005; Nagraj et al. , 2014; Takaoka et al. , 2010). Клоназепам в низких дозах (0,25–0,5 мг / день) может улучшить вкусовые искажения, возникающие в связи с оральными сенсорными фантомами, включая синдром жжения во рту (Grushka et al., 1998; Heckmann et al. , 2012 г .; Закшевска и Бьюкенен, 2016). Если использование этих средств невозможно из-за непереносимости лекарств, может помочь включение в блюда продуктов с различной текстурой и температурой, а также добавление ароматных продуктов, таких как кусочки бекона, вяленые на солнце помидоры или луковые хлопья (Schiffman et al. др. , 2007).

ИЗМЕНЕНИЯ ЗАПАХА В КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ, СВЯЗАННЫЕ С ЛЕКАРСТВЕННЫМИ СРЕДСТВАМИ

Как количественные, так и качественные нарушения вкуса могут сопровождаться изменениями обонятельной функции (Malaty, Malaty, 2013; Merkonidis et al., 2015). Для клиницистов очень важно экспериментально отделить вклад вкуса от запаха. Запахи и вкусы частично воспринимаются через специфические рецепторы, сопряженные с G-белком (GPCR), с цАМФ или IP3 в качестве второго посредника. Известно, что лекарственные препараты, которые взаимодействуют с этим сигнальным каскадом (например, опиоиды, каннабиноиды и силденафил), снижают обонятельную функцию (Lotsch et al. , 2015b). Лекарства, действующие в центральной нервной системе, также могут мешать обработке и интеграции сигналов от ~ 400 различных обонятельных рецепторов, которые позволяют воспринимать тысячи запахов (Dunkel et al., 2014 г .; Файестейн, 2001). Нарушения обоняния снижают качество жизни и могут даже привести к депрессии (Croy and Hummel, 2016; Stevenson, 2010). Потеря обоняния ухудшает удовольствие от еды, обнаружение вредной пищи и дыма, а также способность ориентироваться в социальных ситуациях и в рабочей среде (Croy et al. , 2014; Frasnelli and Hummel, 2005). Несмотря на эти негативные воздействия, обонятельные или вкусовые эффекты лекарств редко изучались в контролируемых исследованиях. В проспективном поперечном исследовании 1008 амбулаторных пациентов влияние лекарств на обонятельную функцию оценивалось с помощью теста идентификации запаха (Hummel et al., 1997; Lotsch et al. , 2015а). Связь между обонянием пациентов и принимаемыми лекарствами была изучена путем рассмотрения активных фармакологических веществ в каждом лекарстве и молекулярных мишеней, запрошенных из общедоступной базы данных DrugBank. Например, введение левотироксина было связано с более высоким баллом обоняния. В исследовании также оценивали 168 лекарств, используемых популяцией пациентов, на предмет возможных взаимодействий с 323 различными обонятельными мишенями (например, рецепторами или ферментами).Помимо агонистического воздействия на рецепторы тироидных гормонов, антагонистическое нацеливание на адренорецептор альфа 1А было связано со значительно более высокой обонятельной оценкой. Эти результаты были подтверждены исследованиями, показавшими влияние гипотиреоза (Baskoy et al. , 2016) и приема гипотензивных препаратов (Doty et al. , 2003) на обонятельную функцию. Таким образом, использование современных методов для определения воздействия лекарств на обоняние было биологически правдоподобным, основываясь на подтверждающей информации из фундаментальных научных исследований.

БИОЛОГИЯ ПЕРИФЕРИЧЕСКОЙ ВКУСОВОЙ СИСТЕМЫ

Описание вкусовой токсичности часто отсутствует в основных учебниках по токсикологии или справочных материалах, а токсикологи в этой области могут не иметь достаточных знаний о вкусовой системе. Следующий обзор вкусовой системы призван помочь токсикологам оценить подходы и ключевые исследования, которые могут быть использованы для изучения вкусовой токсичности, вызванной лекарствами, на животных моделях. Цель этого праймера — дать обзор структуры и функций вкусовой системы с акцентом на периферическую вкусовую систему.

Когда мы едим или пьем, молекулы вкуса растворяются в слюне, взаимодействуют со вкусовыми рецепторами на вкусовых клетках, а затем активируют сигнальные каскады (Ярмолинский и др. , 2009). Эти вкусовые клетки, в свою очередь, посылают в мозг сообщения через специализированные вкусовые нервы. Ощущение основных вкусов (например, соленого, кислого, горького, сладкого и умами) определенными вкусовыми клетками — лишь один из аспектов того, как мы воспринимаем пищу. Эти вкусовые качества взаимодействуют с запахом и ощущениями тройничного нерва (например, температурой, текстурой и раздражением) в мозгу, чтобы вызвать ощущение аромата (Spence, 2015).Язык содержит 4 типа вкусовых сосочков (рис. 1): грибовидные, округлые, лиственные и нитевидные. Грибовидные сосочки встречаются на передней 1/3 дорсальной язычной поверхности, и каждый сосочек обычно содержит одну вкусовую луковицу. Окружные сосочки расположены в виде перевернутой V-образной формы на задней части языка, и каждый сосочек содержит несколько вкусовых сосочков. На человеческом языке 8–12 округлых сосочков. Листовые сосочки расположены по бокам языка к задней части, и каждый из них также содержит несколько вкусовых рецепторов.Остальная часть поверхности языка покрыта нитевидными сосочками, которые состоят из кератиноцитов и в значительной степени ответственны за грубую текстуру языка. На человеческом языке имеется от ~ 2000 до 8000 вкусовых рецепторов (Edelstein, 2014; Miller and Reedy, 1990), каждая из которых содержит 50–100 вкусовых клеток. Также есть вкусовые рецепторы на небе и в горле. Вкусовые клетки классифицируются на основе профилей экспрессии их рецепторов.

РИС. 1

Анатомия человеческого языка, сосочков и вкусовых рецепторов (изменено из Триведи, 2012, Nature 486; S2 – S3).(A) округлые сосочки, (B) нитевидные сосочки, (C) грибовидные сосочки и (D) листовые сосочки. Человеческий язык имеет от ~ 2000 до 8000 вкусовых рецепторов, структур в форме луковиц, встроенных в эпителий языка, которые иннервируются 3–14 нейронами сенсорных ганглиев. Каждая вкусовая луковица состоит из 50–100 плотно упакованных вкусовых клеток, которые проецируют микровиллы на апикальную поверхность вкусовой луковицы, образуя поры в эпителии языка. Карта языка — это неправильное представление о том, что разные части языка несут исключительную ответственность за разные основные вкусы.

РИС. 1

Анатомия человеческого языка, сосочков и вкусовых рецепторов (изменено из Триведи, 2012, Nature 486; S2 – S3). (A) округлые сосочки, (B) нитевидные сосочки, (C) грибовидные сосочки и (D) листовые сосочки. Человеческий язык имеет от ~ 2000 до 8000 вкусовых рецепторов, структур в форме луковиц, встроенных в эпителий языка, которые иннервируются 3–14 нейронами сенсорных ганглиев. Каждая вкусовая луковица состоит из 50–100 плотно упакованных вкусовых клеток, которые проецируют микровиллы на апикальную поверхность вкусовой луковицы, образуя поры в эпителии языка.Карта языка — это неправильное представление о том, что разные части языка несут исключительную ответственность за разные основные вкусы.

Большинство вкусовых рецепторов были идентифицированы между 2000 и 2010 годами, и их открытие значительно продвинуло наше понимание периферической вкусовой системы (Chaudhari and Roper, 2010, Liman et al. , 2014; Yarmolinsky et al. , 2009) . Вкусовые клетки типа I наиболее многочисленны, составляя около 50% клеток вкусовых сосочков. Они обеспечивают поддержку и защиту других вкусовых клеток, окутывая их пластинчатыми отростками, и поэтому их часто называют «похожими на глии».Клетки типа I также поглощают избыток глутамата и калия из внеклеточной жидкости. Они также могут передавать соленый вкус через ионные токи. Клетки типа II экспрессируют рецепторы сладкого, умами и горького вкуса, которые опосредуются семейством родственных GPCR. Клетки, экспрессирующие гетеродимерный рецептор T1R2 + T1R3, реагируют на сахара и искусственные подсластители. Клетки, экспрессирующие гетеродимерный рецептор T1R1 + T1R3, реагируют на соединения «умами», такие как глутамат натрия. Другой класс клеток экспрессирует рецепторы T2R, которые состоят из семейства ~ 30 GPCR, которые связываются с широким спектром «горьких» соединений, включая яды, лекарства и метаболиты растений.Отдельные вкусовые клетки экспрессируют рецепторы одного вкусового качества. Клетки типа II не образуют ультраструктурно идентифицируемых синапсов. Скорее, связывание лиганда активирует сигнальные каскады Ca 2+ , которые индуцируют высвобождение АТФ и, возможно, других нейротрансмиттеров. Клетки типа III (или пресинаптические) экспрессируют синаптические белки и образуют соединения с афферентными вкусовыми дендритами. Эти клетки не настроены на определенные вкусовые качества, а вместо этого получают информацию от других рецепторных клеток и в целом реагируют на все 5 основных вкусов.Клетки типа III могут напрямую реагировать на раздражители кислого вкуса и карбонатные растворы. Каждая вкусовая почка также содержит 7-13 клеток типа IV, расположенных на базальной мембране или снаружи вкусовых сосочков. Клетки типа IV считаются плюрипотентными стволовыми клетками, которые заменяют новые вкусовые клетки каждые 10–14 дней.

Когда клетки вкусовых рецепторов стимулируются, они активируют близлежащие вкусовые афферентные волокна, которые передаются к ростральному отделу ядра солитарного тракта в стволе мозга через лицевой (VII), языкоглоточный (IX) и блуждающий (X) нервы. .У людей вкусовые нейроны высшего порядка проецируются непосредственно в таламус, а затем в вкусовую кору. Нейроны вкусовой коры проецируются на различные структуры мозга, включая миндалину, дофаминергические области среднего мозга и орбитофронтальную кору. Поскольку орбитофронтальная кора также является мишенью нейронов, участвующих в обонянии и ощущении во рту, считается, что она играет центральную роль в восприятии аромата (и, возможно, некоторых вкусовых расстройствах) (Shepard, 2012).

ДОКЛИНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА НАРУШЕНИЙ ВКУСА, ВЫЗВАННОЙ НАРКОТИКАМИ

Морфологическая оценка вкусовых почек и вкусовых клеток

На этапе доклинической разработки лекарств проводятся тесты на токсичность на животных, чтобы выявить потенциальные побочные эффекты, вызванные лекарствами, у людей.Однако эффекты лекарственного средства на хемосенсорные системы полости рта широко не оцениваются. В публикации под названием «Неспособность обнаружить вызванную лекарством потерю чувствительности в стандартных доклинических исследованиях» (Gauvin et al. , 2015) отмечалось, что рекомендуемый список основных тканей в стандартных токсикологических исследованиях не включает обонятельную луковицу, носовую эпителий, улитка, среднее ухо, зрительный нерв или язык. Частично причина исключения сенсорных тканей полости рта / носа была основана на предположении, что морфологические доказательства токсичности редко встречаются в этих сенсорных тканях (Gauvin et al., 2015). В рамках нашей доклинической программы безопасности в Novartis мы собираем и оцениваем сенсорные ткани в стандартных токсикологических исследованиях. Однако в этих исследованиях обычно брали 2 куска образца языка с передней части языка. Из-за низкой плотности вкусовых рецепторов в этой части языка вкусовые рецепторы редко включались в образцы. Чтобы решить эту проблему, мы разработали новые методы сбора образцов с языка и оценки биомаркеров вкусовых клеток.

Отбор проб
Регулярная оценка H&E образцов языка, собранных при стандартной токсикологической оценке доклинических видов, не является оптимальной для оценки морфологии вкусовых рецепторов и клеточного состава.Однако сфокусированный отбор проб изогнутых сосочков может гарантировать, что для оценки будет собрано достаточное количество вкусовых сосочков. При аутопсии крыс весь язык, гортань и проксимальная 1/3 трахеи удаляются и помещаются в 10% нейтральный забуференный формалин для контролируемой фиксации на 72 ± 24 часа. У крыс делают серию из 8 поперечных срезов (с последним — через единичные явно видимые округлые сосочки) и ткань обрабатывают до парафина. Затем разрезанные округлые сосочки могут быть помещены лицевой стороной вниз для заделки вместе с остальными участками для оценки сосочков и вкусовых рецепторов, а также других структур внутри языка (например, скелетных мышц, кровеносных сосудов, нервов и слюнных желез).Последовательные срезы микротома толщиной 5 мкм через обработанные блоки обеспечивают достаточное количество вкусовых рецепторов для гистопатологической оценки и исследований молекулярной локализации (рис. 2). Подобные процедуры могут быть адаптированы к собакам и другим доклиническим видам. Кроме того, на поверхность языка можно нанести зеленый пищевой краситель и подсчитать грибовидные сосочки, чтобы оценить, есть ли вызванные лекарством неблагоприятные изменения на поверхности языка.

РИС. 2

Подготовка языка к гистологическому исследованию.Крысиный язык, окрашенный гематоксилином и эозином, демонстрирует последовательные поперечные срезы (A) и округлые сосочки (B) с множеством вкусовых рецепторов (стрелки). Обратите внимание на большое количество вкусовых рецепторов, прилегающих к округлой канавке (стрелки), которая выглядит как слегка окрашенные эллиптические области на поверхности слизистой оболочки. Последовательные поперечные срезы через язык позволяют провести полную гистологическую оценку всех типов сосочков, а также нервов, мышц и нервов. Самый хвостовой отдел рассекает окружные сосочки пополам и обеспечивает визуализацию адекватного количества вкусовых сосочков для оценки.

РИС. 2

Подготовка языка к гистологическому исследованию. Крысиный язык, окрашенный гематоксилином и эозином, демонстрирует последовательные поперечные срезы (A) и округлые сосочки (B) с множеством вкусовых рецепторов (стрелки). Обратите внимание на большое количество вкусовых рецепторов, прилегающих к округлой канавке (стрелки), которая выглядит как слегка окрашенные эллиптические области на поверхности слизистой оболочки. Последовательные поперечные срезы через язык позволяют провести полную гистологическую оценку всех типов сосочков, а также нервов, мышц и нервов.Самый хвостовой отдел рассекает окружные сосочки пополам и обеспечивает визуализацию адекватного количества вкусовых сосочков для оценки.

Биомаркеры
Поскольку нарушение вкуса, вызванное лекарственными средствами, может быть результатом изменения клеточного состава вкусовых рецепторов, инструменты молекулярной локализации могут быть использованы для определения затронутого типа клеток (рис. 3). Иммуногистохимическое окрашивание на определенные биомаркеры можно использовать для различения вкусовых клеток. Глиальные вкусовые клетки типа I распознаются с помощью антител против переносчика глутамата-аспартата (GLAST) (Finger, 2005).GNAT3, альфа-субъединица гетеротримерного белка альфа-густуцина, является маркером рецепторных клеток типа II. Под микроскопом клетки типа II имеют центрально расположенное ядро ​​и веретенообразную форму, которая плавно сужается к верхушке вкусового рецептора, где они сообщаются с поверхностью слизистой оболочки через единственную пору. При нарушении вкуса эти клетки могут уменьшаться в количестве и иметь неправильную форму. Молекула адгезии нервных клеток 1 (NCAM1) может использоваться в качестве маркера клеток типа III (Ueda et al., 2006). Эти клетки устанавливают синаптические контакты с волокнами вкусовых нервов, экспрессируют белки синаптических мембран и связываются с поверхностью слизистой оболочки. Недавно содержащий богатый лейцином повторы G-связанный рецептор 5 (LGR5) был идентифицирован как маркер взрослых стволовых клеток в различных тканях, включая желудочно-кишечный тракт, почки, кожу, ухо и вкусовые рецепторы (Koo and Clevers, 2014; Yee и др. , 2013). В наших исследованиях гибридизация in situ была использована для идентификации стволовых клеток с положительным вкусом LGR5, которые находятся внутри перигеммального эпителия и мигрируют во вкусовые рецепторы.Иннервацию вкусовых рецепторов можно визуализировать с помощью моноклональных антител против продукта гена белка 9.5 (PGP9.5). Этот маркер придает нервным волокнам вид бусинок, и волокна можно увидеть внутри вкусовых рецепторов и прилегающей слизистой оболочки перигеммы. Потеря иннервации может быть связана со снижением плотности нервов и образованием синапсов. Дополнительные полезные маркеры Ki67 и расщепленная каспаза 3 определяют пролиферативные и апоптотические клетки соответственно. Они могут быть объединены с маркерами конкретных типов клеток для оценки изменений клеточного состава вкусовых рецепторов с использованием количественного анализа изображений.Сканирующая электронная микроскопия препаратов целого языка имеет значение для корреляции изменений, наблюдаемых гистологически, с ультраструктурными изменениями морфологии сосочков. Эти методы могут быть включены в доклинические токсикологические исследования для оценки потенциальных расстройств вкуса, вызванных лекарственными средствами.

РИС. 3

Молекулярная локализация биомаркеров вкусовых рецепторов (крысы). Иммуногистохимия может быть использована для обнаружения CK7-мечения всех вкусовых клеток (A), мечения NCAM клеток типа III (B), PGP9.5 мечения иннервирующих нервов (C) и мечения GNAT3 клеток типа II (D) (хромоген DAB).Двойное мечение Ki67 (быстрый красный хромоген) и GNAT3 (хромоген DAB) иллюстрирует делящиеся клетки в базальном слое эпителия языка (E). Гибридизация in situ для мРНК LGR5 демонстрирует наличие стволовых клеток во вкусовых сосочках и прилегающем эпителии слизистой оболочки (F) (хромоген DAB).

РИС. 3

Молекулярная локализация биомаркеров вкусовых рецепторов (крысы). Иммуногистохимия может быть использована для обнаружения CK7-мечения всех вкусовых клеток (A), мечения NCAM клеток типа III (B), PGP9.5 мечения иннервирующих нервов (C) и мечения GNAT3 клеток типа II (D) (хромоген DAB).Двойное мечение Ki67 (быстрый красный хромоген) и GNAT3 (хромоген DAB) иллюстрирует делящиеся клетки в базальном слое эпителия языка (E). Гибридизация in situ для мРНК LGR5 демонстрирует наличие стволовых клеток во вкусовых сосочках и прилегающем эпителии слизистой оболочки (F) (хромоген DAB).

Электрофизиологические и поведенческие методы исследования вкусовых функций

Несколько недавних исследований показали, что химиотерапия снижает вкусовые качества пищевых продуктов за счет изменения периферической вкусовой системы, например морфологии вкусовых рецепторов, паттернов экспрессии вкусовых рецепторов и электрофизиологических реакций на пищевые химические стимулы (Kumari et al., 2015; Ohishi et al. , 2016; Ян и др. , 2014). Поскольку одни только изменения морфологии вкусовых рецепторов или периферической вкусовой чувствительности не обязательно изменят воспринимаемый вкус пищи, необходимо дополнять клеточные / молекулярные исследования электрофизиологическими и поведенческими исследованиями (Mukherjee and Delay, 2011). Это утверждение основано на 4 наблюдениях. Во-первых, наше понимание того, как вкусовые клетки обрабатывают химические стимулы и передают сигналы первичным вкусовым афферентным волокнам, остается рудиментарным (Chaudhari, 2014).Таким образом, изменения морфологии вкусовых рецепторов не обязательно изменяют вкусовые ощущения, поступающие в мозг. Во-вторых, генетическая делеция субъединицы T1R3 вкусовых рецепторов T1R2 + T1R3 (сладкий) и T1R + T1R3 (умами) у мышей не повлияла на (а) чувствительность к низким концентрациям сахарозы или глутамата натрия или (б) способность чтобы различать вкусы сахарозы и глутамата (Delay et al. , 2006). Точно так же двусторонняя перерезка вкусовых нервов (например, барабанной хорды или языкоглотки) имела ограниченное влияние на определяемые вкусом реакции лизания на раздражители горького вкуса у мышей (St.Джон и Боттер, 2004 г.). Эти исследования показывают замечательную способность вкусовой системы поддерживать нормальные или почти нормальные реакции в условиях значительной потери вкусовых ощущений. В-третьих, вкус большинства пищевых продуктов определяется вкусовыми, обонятельными и оральными системами тройничного нерва (Shepard, 2012). Соответственно, уменьшение ввода от вкусовой системы не обязательно приведет к изменению вкусовых качеств или вкусовых качеств пищевых продуктов. В-четвертых, поскольку большинство химиотерапевтических препаратов не могут преодолевать гематоэнцефалический барьер (Zlokovic, 2008), маловероятно, что вкусовые расстройства отражают прямое повреждение центральной нервной системы.Тем не менее, они могут отражать хемосенсорные иллюзии (Spence, 2015) или нейропластические изменения (Frasnelli et al. , 2011), созданные измененным входом от поврежденных лекарством периферических оросенсорных систем. Ниже мы рассмотрим методы оценки влияния химиотерапии на вкусовую функцию в модельных системах грызунов.

Электрофизиологические методы

Записи с периферической вкусовой системы могут обеспечить объективные измерения реакции в рамках определенных характеристик периферической вкусовой системы (например, грибовидных сосочков на переднем отделе языка) на оральную стимуляцию химическими веществами.Эти методы измеряют ответы целых вкусовых нервов (Glendinning et al. , 2015), отдельных чувствительных к вкусу нейронов (Wu et al. , 2015) или отдельных чувствительных к вкусу клеток внутри вкусовой луковицы (Taruno et al. , 2013), и определить, как изменения в морфологии вкусовых рецепторов изменяют природу вкусовых сигналов, поступающих в мозг.

Поведенческие методы

Поведенческие исследования позволяют понять, влияют ли химиотерапевтические агенты на гедонистическую (т. Е. Приемлемость) оценку пищи животным и на его способность различать химические стимулы, связанные с пищей (например, NaCl и KCl).В таблице 1 перечислены 6 обычно используемых процедур для оценки вкусовой функции у грызунов и указаны экспериментальные преимущества и недостатки каждой из них.

ТАБЛИЦА 1

Поведенческие методы оценки вкусовой функции у грызунов

902 )
Название теста . Цель теста . Требуется дорогое оборудование? . Животные требуют дрессировки? . Требуется операция? . Ответы, вызванные пост-пищевыми действиями стимула? . Время, необходимое для измерения реакции на раздражитель .
Тест предпочтения двух бутылочек Гедоническая оценка стимула Нет Нет Нет Да 48 часов
Тест на вкусовую реактивность Нет Да (оральный катетер) Нет ∼10 с
Кратковременный тест на вылизывание Гедоническая оценка стимулов да (ликометр) Да (3 дня) Нет ∼30 мин
Тест пороговой чувствительности Определение самой низкой обнаруживаемой концентрации стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Тест на распознавание вкуса Определите, может ли животное различать вкус или f 2 стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Оценка вкусовых качеств Определите, похож ли стимул на вкус эталонного стимула ( Да густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
902 )
Название теста . Цель теста . Требуется дорогое оборудование? . Животные требуют дрессировки? . Требуется операция? . Ответы, вызванные пост-пищевыми действиями стимула? . Время, необходимое для измерения реакции на раздражитель .
Тест предпочтения двух бутылочек Гедоническая оценка стимула Нет Нет Нет Да 48 часов
Тест на вкусовую реактивность Нет Да (оральный катетер) Нет ∼10 с
Кратковременный тест на вылизывание Гедоническая оценка стимулов да (ликометр) Да (3 дня) Нет ∼30 мин
Тест пороговой чувствительности Определение самой низкой обнаруживаемой концентрации стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Тест на распознавание вкуса Определите, может ли животное различать вкус или f 2 стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Оценка вкусовых качеств Определите, похож ли стимул на вкус эталонного стимула ( Да gustometer) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
ТАБЛИЦА 1

Поведенческие методы оценки вкусовых функций у грызунов

902 )
Название теста . Цель теста . Требуется дорогое оборудование? . Животные требуют дрессировки? . Требуется операция? . Ответы, вызванные пост-пищевыми действиями стимула? . Время, необходимое для измерения реакции на раздражитель .
Тест предпочтения двух бутылочек Гедоническая оценка стимула Нет Нет Нет Да 48 часов
Тест на вкусовую реактивность Нет Да (оральный катетер) Нет ∼10 с
Кратковременный тест на вылизывание Гедоническая оценка стимулов да (ликометр) Да (3 дня) Нет ∼30 мин
Тест пороговой чувствительности Определение самой низкой обнаруживаемой концентрации стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Тест на распознавание вкуса Определите, может ли животное различать вкус или f 2 стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Оценка вкусовых качеств Определите, похож ли стимул на вкус эталонного стимула ( Да густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
902 )
Название теста . Цель теста . Требуется дорогое оборудование? . Животные требуют дрессировки? . Требуется операция? . Ответы, вызванные пост-пищевыми действиями стимула? . Время, необходимое для измерения реакции на раздражитель .
Тест предпочтения двух бутылочек Гедоническая оценка стимула Нет Нет Нет Да 48 часов
Тест на вкусовую реактивность Нет Да (оральный катетер) Нет ∼10 с
Кратковременный тест на вылизывание Гедоническая оценка стимулов да (ликометр) Да (3 дня) Нет ∼30 мин
Тест пороговой чувствительности Определение самой низкой обнаруживаемой концентрации стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Тест на распознавание вкуса Определите, может ли животное различать вкус или f 2 стимула Да (густометр) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
Оценка вкусовых качеств Определите, похож ли стимул на вкус эталонного стимула ( Да gustometer) Да (недели – месяцы) Нет Нет Несколько дней
  • Тест на предпочтение двух бутылочек дает животным выбор между двумя веществами (обычно жидкостями), а затем измеряет потребление из оба (Ян и др., 2014). Тесты обычно проводятся в течение 2 дней, при этом положение двух жидкостей (или диет) слева направо переключается через 24 часа для контроля предпочтений по односторонности. Преимущества этого теста в том, что он не требует дорогостоящего оборудования и дрессировки животных. Недостатки состоят в том, что (а) в ходе теста можно проверить только 2 стимула; (б) это анализ конечной точки и, следовательно, не дает представления о процессе пищеварения; и (c) из-за его протяженного характера часто невозможно отделить влияние оросенсорных ощущений от посторальных ощущений при приеме внутрь (Sclafani et al., 2015).

  • Тесты на вкусовую реактивность измеряют оральные моторные и лицевые реакции на внутриротовые инфузии растворов сапид (Grill and Berridge, 1985). У грызунов неприятные вкусовые стимулы вызывают поведенческие реакции, которые способствуют изгнанию жидкости (например, зияние, тряска головой и трение подбородком). Приемлемые вкусовые стимулы вызывают поведенческие реакции, которые способствуют проглатыванию жидкости (например, выступание языка и глотание). Преимущества тестов на вкусовую реактивность заключаются в том, что дрессировка животных не требуется, а поведенческие реакции опосредуются в первую очередь оральными сенсорными сигналами от химического стимула.Недостатки заключаются в том, что животному необходимо хирургическим путем установить внутриротовую канюлю. Кроме того, оценка поведенческих реакций, записанных на видео, требует много времени и должна выполняться наблюдателями, не имеющими отношения к природе каждого стимула.

  • Тест вкуса с коротким доступом обеспечивает надежную меру приемлемости стимула. Он измеряет безусловное лизание вкусовых стимулов, обычно во время тестовых сессий, которые длятся 20–30 минут (Glendinning et al. , 2015; Treesukosol et al., 2011). По мере того, как увеличивается приемлемость стимула, увеличивается и скорость облизывания. Преимущества этого подхода заключаются в том, что несколько химических стимулов можно протестировать за один сеанс теста, и он сводит к минимуму потенциальный вклад пост-оральной обратной связи от химических стимулов в реакции пищеварения. Недостатки заключаются в том, что животным требуется около 3 дней обучения, и исследователи должны использовать лизометр для контроля предъявления стимула и записи реакции лизания.

Существуют также тесты, которые оценивают способность животных обнаруживать низкие концентрации данного стимула (т. Е. Пороговую чувствительность), отличать один стимул от другого или определять степень, в которой 2 стимула вызывают сходные вкусовые качества (т. Е. обобщение стимула) (Dotson and Spector, 2007; Eylam, Spector, 2004; Mukherjee and Delay, 2011).В этих тестах используются оперантные и классические подходы к кондиционированию, чтобы «спросить» животных о хемосенсорных свойствах химических стимулов. Преимущества этих тестов заключаются в том, что они генерируют ответы, которые не искажаются посторальным воздействием стимулов; они также позволяют определить, изменились ли у лекарств интенсивность вкуса или качественные аспекты вкуса (например, горький или сладкий вкус пищи). Недостатки этих тестов в том, что они требуют от недель до месяцев обучения специализированным густометрам.Кроме того, если тесты не разработаны и не проводятся тщательно, они могут привести к неверным результатам.

ЧТО СЛЕДУЕТ РАССМОТРЕТЬ

Хотя расстройства вкуса, вызванные приемом лекарств, являются обычным явлением, они не смогли привлечь внимание большинства врачей. Точно так же нарушения вкуса в значительной степени игнорировались фармацевтическими компаниями во время доклинической разработки лекарств. Это удивительно, учитывая, что изменения вкуса, вызванные приемом лекарств, могут быть разрушительными или даже опасными для жизни.Нарушение вкуса, вызванное лекарством, также может быть ограничивающей дозу токсичностью, которая может ограничивать повышение дозы кандидата в лекарство в клинических испытаниях фазы I и препятствовать достижению эффективных уровней доз. В медицинском сообществе рекомендовано, чтобы при назначении лекарств пожилым пациентам врачи спрашивали пациентов о побочных эффектах, включая изменения вкусовых ощущений. Осведомленность об этих побочных эффектах, о которых пациенты могут не сообщать иначе, может помочь врачам лучше подбирать рецепты для повышения соблюдения режима лечения и предотвращения поведения, которое может усугубить другие основные заболевания (Douglass and Heckman, 2010).Что касается доклинической оценки безопасности лекарственных препаратов-кандидатов, мы предлагаем исследователям рассмотреть следующие подходы на ранней стадии разработки лекарств. Когда разрабатывается новый лекарственный препарат-кандидат, токсикологи должны провести поиск в литературе (до проведения токсикологических исследований на животных), чтобы определить вероятность того, что он может вызвать нарушение вкуса. Например, известно, что многие нуклеозидные препараты вызывают расстройства вкуса у пациентов с ВИЧ (Schiffman et al. , 1999).Аналогичным образом, противораковые препараты, нацеленные на молекулярные пути, участвующие в регенерации вкусовых клеток, могут вызывать значительные нарушения вкуса у грызунов (Кумари и др. , 2015; Ohishi и др. , 2016; Ян и др. , 2014). Если в литературе подразумеваются потенциальные изменения вкуса / запаха, вызванные лекарственными препаратами, то токсикологи могут захотеть изучить эти потенциальные эффекты в токсикологических исследованиях на животных, используя оптимизированную процедуру отбора проб для гистопатологического исследования клеток языка и вкусовых ощущений и биомаркеров, как описано в этом обзоре .Эти оценки могут быть легко включены в общие токсикологические исследования. Gauvin et al. (2015) также предложила подходы к выявлению и документированию незначительных изменений в поведении животных, что облегчило бы раннее выявление потери чувствительности, вызванной приемом лекарств. В дополнение к морфологической оценке языка и вкусовых клеток с помощью иннервации, электрофизиологическая запись нерва и методы вкусового поведения могут также использоваться для характеристики природы вкусовых искажений и оценки возможных подходов к смягчению.Например, Mukherjee и Delay (2013) сообщили, что предварительное лечение амифостином может улучшить снижение вкусовой чувствительности к сахарозе, вызванное терапией циклофосфамидом. Изменения вкуса, вызванные лекарственными средствами, выявленные на доклинической стадии разработки лекарств, должны предупреждать клиницистов и главных исследователей о потенциальных проблемах, которые необходимо устранить в ходе клинических испытаний. С этой целью Schiffman et al. , (2007) изучали 107 онкологических больных в течение 8 месяцев. Она пришла к выводу, что сочетание улучшения вкуса, химиосенсорного обучения и информации о питании не только улучшило пищевой статус пациентов, но и их способность функционировать на повседневной основе.Клиницисты могут также попробовать вещества, маскирующие вкус. Например, чудо-фрукт содержит белок (миракулин), который связывается с рецептором сладкого вкуса человека (T1R2 + T1R3) в кислых условиях и вызывает сладкий тест. Было обнаружено, что потребление коммерчески доступных чудо-фруктовых продуктов (непосредственно перед едой) улучшает вкусовые качества пищи у пациентов с расстройствами вкуса, вызванными химиотерапией (Wilken and Satiroff, 2012). Если лекарство-кандидат с потенциалом вызывать расстройства вкуса входит в клиническую разработку, хорошо информированные пациенты вместе с процедурами обогащения могут принести пользу клиническому испытанию, и затронутые пациенты не будут чувствовать себя беспомощными и разочарованными стереотипными заверениями клиницистов.

ССЫЛКИ

Барлоу

Л.А.

(

2015

).

Прогресс и обновление вкуса: новые взгляды на развитие вкусовых рецепторов

.

Девелопмент

142

,

3620

3629

.

Бартошук

L. M.

,

Catalanotto

F.

,

Hoffman

H.

,

Logan

H.

,

Snyder

D.J.

(

2012

).

Нарушение вкуса (средний отит, тонзиллэктомия, рак головы и шеи), оральные ощущения и ИМТ

.

Physiol. Поведение

.

107

,

516

526

.

Бартощук

Л. М.

(

1990

).

Химиосенсорные изменения и методы лечения рака

.

NCI Monogr

.

9

,

179

184

.

Баской

к.

,

Ай

с.A.

,

Altundag

A.

,

Kurt

O.

,

Salihoglu

M.

,

Deniz

F.

,

Tekeli

H.

m A.

Yone

,

Hummel

T.

(

2016

).

Влияет ли лечение левотироксином на функции обоняния и вкуса при субклиническом гипотиреозе?

PLoS One

29

,

e0149979.

Бернхардсон

Б.М.

,

Тишельман

С.

,

Рутквист

Л. Э.

(

2007

).

Хемосенсорные изменения, испытываемые пациентами, проходящими химиотерапию рака: качественное интервью, исследование

.

J. Управление болевыми симптомами

34

,

403

412

.

Bernstein

I. L.

(

1978

).

Приобретенные отвращения к вкусам у детей, получающих химиотерапию

.

Наука

200

,

1302

1303

.

Чаудхари

N.

(

2014

).

Синаптическая связь и обработка сигналов между сенсорными клетками вкусовых рецепторов

.

J. Physiol

.

592

,

3387

3392

.

Чаудхари

Н.

,

Ропер

С. Д.

(

2010

).

Клеточная биология вкуса

.

J. Cell Biol

.

190

,

285

296

.

Коэн

Дж.

,

Wakefield

C. E.

,

Laing

D. G.

(

2016

).

Нарушения обоняния и вкуса в результате рака и химиотерапии

.

Curr. Pharm. Des

.

22

,

2253

2263

.

Croy

I.

,

Hummel

T.

(

2016

).

Обоняние как маркер депрессии

.

J. Neurol

(в печати).

Крой

I.

,

Nordin

S.

,

Hummel

T.

(

2014

).

Обонятельные расстройства и качество жизни — обновленный обзор

.

Chem. Сенсоры

39

,

185

194

.

Delay

E. R.

,

Hernandez

N. P.

,

Bromley

K.

,

Margolskee

R. F.

(

2006

).

Пороги вкуса сахарозы и глутамата натрия и дискриминационная способность мышей с нокаутом T1R3

.

Chem. Сенсоры

31

,

351

357

.

Дотсон

К. Д.

,

Спектор

А. С.

(

2007

).

Поведенческое различение сахарозы и других природных подсластителей у мышей: значение нейронного кодирования лигандов T1R

.

Дж. Neurosci

.

27

,

11242

11253

.

Doty

R. L.

,

Philip

S.

,

Редди

К.

,

Керр

К. Л.

(

2003

).

Влияние гипотензивных и антигиперлипидемических препаратов на обоняние и вкус: обзор

.

J. Hypertens

.

21

,

1805

1813

.

Дуглас

Р.

,

Хекман

Г.

(

2010

).

Нарушение вкуса, вызванное лекарствами: фактор, способствующий гериатрическим синдромам

.

Банка. Fam. Врач

56

,

1142

1147

.

Dunkel

A.

,

Steinhaus

M.

,

Kotthoff

M.

,

Nowak

B.

,

Krautwurst

000 D.

,

0003 Schie Хофманн

т.

(

2014

).

Химические сигнатуры природы в обонянии человека: перспективы биотехнологии будущего в отношении пищевых продуктов

.

Angew. Chem. Int. Эд. Engl

.

53

,

7124

7143

.

Эдельштейн

S.

(

2014

).

Наука о продуктах питания: экологический подход

, 1-е изд.,

Jones & Bartlett Learning

,

Массачусетс

.

Eylam

S.

,

Spector

A.C.

(

2004

).

Процессинг стимула глицина отделен от процесса обработки сахарозы и глюкозы на основании определения вкусового сигнала, измеренного поведенческими методами, у мышей Sac «taster» и «non-taster»

.

Chem. Senses

29

,

639

649

.

Fark

T.

,

Hummel

C.

,

Hahner

A.

,

Nin

T.

,

Hummel

T.

(

2013

).

Характеристика вкусовых расстройств

.

евро. Arch. Оториноларингол

.

270

,

1855

1860

.

Femiano

F.

,

Scully

C.

,

Gombos

F.

(

2002

).

Идиопатическая дисгевзия; открытое испытание терапии альфа-липоевой кислотой (ALA)

.

Внутр. J. Oral Maxillofac. Сургут

.

31

,

625

628

.

Палец

Т. Е.

(

2005

).

Типы и линии клеток вкусовых рецепторов

.

Chem. Senses

30; Дополнение 1

,

i54

i55

.

Firestein

S.

(

2001

).

Как обонятельная система распознает запахи

.

Природа

413

,

211

218

.

Frasnelli

J.

,

Hummel

T.

(

2005

).

Обонятельная дисфункция и повседневная жизнь

.

евро. Arch. Отоларингол

.

262

,

231

238

.

Frasnelli

J.

,

Collignon

O.

,

Voss

P.

,

Lepore

F.

(

2011

).

Кроссмодальная пластичность при потере чувствительности

.

Прог. Brain Res.

191

,

233

249

.

Говен

Д. В.

,

Абернати

М. М.

,

Тэпп

Р. Л.

,

Йодер

Дж. Д.

,

Дальтон

Дж. А.

, Дж.

(

2015

).

Неспособность обнаружить потерю чувствительности, вызванную лекарственными средствами, в стандартных доклинических исследованиях

.

J. Pharmacol. Toxicol. Методы

74

,

53

74

.

Glendinning

JI

,

Stano

S.

,

Holter

M.

,

Azenkot

T.

,

Goldman

O.

,

000

000 Vasselli RF

,

000 Марголс

Дж.Р.

,

Склафани

А.

(

2015

).

Сахар-индуцированное высвобождение инсулина в головной фазе опосредуется T1r2 + T1r3-независимым путем передачи вкуса у мышей

.

г. J. Physiol. Regul. Интегр. Комп. Physiol

.

309

,

R552

R560

.

Гриль

Х. Дж.

,

Берридж

К. К.

(1985). Реактивность вкуса как мера нервного контроля вкусовых качеств

.

Прог. Психобио. Physiol. Психол

.

11

,

1

61

.

Грушка

М.

,

Эпштейн

Дж.

,

Мотт

А.

(

1998

).

Открытое пилотное исследование с целью повышения дозы воздействия клоназепама на синдром жжения во рту

.

Oral Surg. Oral Med. Oral Pathol. Oral Radiol. Эндод

.

86

,

557

561

.

Heckmann

S.M.

,

Hujoel

P.

,

Habiger

S.

,

Friess

W.

,

Wichmann

M.

,

Heckmann

JG

,

T. Hum2 (

2005

).

Глюконат цинка в лечении дисгевзии — рандомизированное клиническое исследование

.

J. Dent. Res

.

84

,

35

38

.

Heckmann

S. M.

,

Kirchner

E.

,

Грушка

М.

,

Вихманн

М. Г.

,

Хаммель

Т.

(

2012

).

Двойное слепое исследование клоназепама у пациентов с синдромом жжения во рту

.

Ларингоскоп

122

,

813

816

.

Hummel

T.

,

Sekinger

B.

,

Wolf

S. R.

,

Pauli

E.

,

Kobal

G.

(

1997

).

«Нюхательные палочки»: обонятельные характеристики оцениваются путем комбинированного тестирования идентификации запаха, различения запаха и обонятельного порога

.

Chem. Сенсоры

22

,

39

52

.

Janssens

G. O.

,

Langendijk

J. A.

,

Terhaard

C. H.

,

Doornaert

P. A.

,

van den Ende

P.

M.A.

,

Принимает

R. P.

,

Span

P. N.

,

Kaanders

J. H.

(

2016

).

Качество жизни после лучевой терапии распространенного рака гортани: результаты исследования III фазы Голландского общества головы и шеи

.

Радиотер. Онкол

.

119

,

213

220

.

Коо

Б. К.

,

Клеверс

Х.

(

2014

).

Стволовые клетки, маркированные рецептором R-спондина LGR5

.

Гастроэнтерология

147

,

289

302

.

Кумари

А.

,

Ермилов

А. Н.

,

Аллен

Б. Л.

,

Брэдли

Р. М.

,

Длугош

А. А.

Dlugosz

А.

Блокада пути ежа лекарством от рака LDE225 нарушает вкусовые ощущения и вкусовые ощущения

.

J. Neurophysiol

.

113

,

1034

1040

.

Лиман

E. R.

,

Zhang

Y. V.

,

Montell

C.

(

2014

).

Периферийное кодирование вкуса

.

Нейрон

81

,

984

1000

.

Logan

H. L.

,

Bartoshuk

L. M.

,

Fillingim

R. B.

,

Tomar

S.L.

,

Mendenhall

W. M.

(

2008

).

Металлический фантом вкуса предсказывает боль в полости рта у 5-летних выживших после рака головы и шеи

.

Боль

140

,

323

331

.

Lotsch

J.

,

Daiker

H.

,

Hahner

A.

,

Ultsch

A.

,

Hummel

T.

(

) 2015a

Поперечный анализ обонятельных эффектов лекарств на основе мишеней

.

евро. J. Clin. Pharmacol

.

71

,

461

471

.

Lotsch

J.

,

Knothe

C.

,

Lippmann

C.

,

Ultsch

A.

,

Hummel

T.

,

2015b

).

Эффекты обонятельных препаратов получены на основе данных, полученных от человека

.

Drug Discov. Сегодня

20

,

1398

1406

.

Малаты

Дж.

,

Малаты

И.А.

(

2013

).

Расстройства обоняния и вкуса в первичной медико-санитарной помощи

.

г. Fam. Врач

88

,

852

859

.

Матовые

R. D.

,

Arnold

C.

,

Boraas

M.

(

1987

).

Отвращение к привычному питанию среди больных химиотерапией рака: частота, природа и клинические последствия

.

Рак

60

,

2576

2580

.

Merkonidis

C.

,

Grosse

F.

,

Ninh

T.

,

Hummel

C.

,

Haehner

A.

0003

Hummel

2015

).

Характеристики хемосенсорных расстройств — результаты опроса

.

евро. Arch. Оториноларингол

.

272

,

1403

1416

.

Миллер

И. Дж.

младший,

Риди

Ф. Э.

младший, (

1990

).

Вариации плотности вкусовых рецепторов и восприятия интенсивности вкуса человеком

.

Physiol. Поведение

.

47

,

1213

1219

.

Мукерджи

N.

,

Задержка

E. R.

(

2011

).

Нарушение вкусовых функций умами и вкусового эпителия, вызванное цилкофосфамидом

.

Неврология

192

,

732

745

.

Наик

Б. С.

,

Шетти

Н.

,

Мабен

Е. В.

(

2010

).

Нарушения вкуса, вызванные лекарственными средствами

.

евро. J. Intern. Мед

.

21

,

240

243

.

Nagraj

S. K.

,

Naresh

S.

,

Srinivas

K.

,

Renjith George

P.

,

Шреста

А.

,

Левенсон

Д.

,

Феррайоло

Д. М.

(

2014

).

Вмешательства для лечения нарушений вкуса

.

Кокрановская база данных Syst. Ред.

.

11

,

CD010470.

Ohishi

A.

,

Nishida

K.

,

Yamanaka

Y.

,

Miyata

A.

,

Ikukawa

A.

,

Ябу

М.

,

Миямото

К.

,

Баншо

С.

,

Нагасава

К.

(

2016

).

Оксалиплатин изменяет экспрессию рецептора T1R2 и чувствительность к сладкому вкусу у крыс

.

Biol. Pharm. Бык

.

39

,

578

586

.

Pavlidis

P.

,

Gouveris

H.

,

Gorgulla

H.

,

Хаст

Х. Дж.

,

Маурер

Дж.

(

2015

).

Результаты электрогустометрии и контактной эндоскопии у пациентов со злокачественными новообразованиями головы и шеи, получавших химиотерапию, лучевую терапию или радиохимиотерапию

.

Chem. Сенсоры

40

,

165

171

.

Schiffman

S. S.

,

Sattely-Miller

E. A.

,

Taylor

E. L.

,

Graham

BG

,

Landerman

LR

,

Zervakis

J.

,

Campagna

LK

,

Cohen

HJ

,

Garst

JL

(

2007

).

Сочетание усиления вкуса и химиосенсорного обучения улучшает пищевой статус у пожилых онкологических больных

.

J. Nutr. Здоровье Старение

11

,

439

454

.

Schiffman

S. S.

,

Zervakis

J.

,

Shaio

E.

,

Heald

A. E.

(

1999

).

Влияние аналогов нуклеозидов зидовудина, диданозина, ставудина и ламивудина на вкусовые ощущения

.

Питание

15

,

854

859

.

Sclafani

A.

,

Zukerman

S.

,

Ackroff

A.

(

2015

).

Посторальное определение уровня глюкозы, а не калорийность, определяет сахарную награду у мышей C57BL / 6J

.

Chem. Сенсоры

40

,

245

258

.

Шепард

Г. М.

(

2012

).

Нейрогастрономия: как мозг создает вкус и почему это имеет значение

.

Columbia University Press

,

Нью-Йорк

.

Spence

C.

(

2015

).

Мультисенсорное восприятие вкуса

.

Ячейка

161

,

24

35

.

Spotten

L.

,

Corish

C.

,

Lorton

C.

,

Dhuibhir

PU

,

O’Donoghue

N.

,

O.

,

Cunningham

M.

,

El Beltagi

N.

,

Gillham

C.

,

Walsh

D.

(

2016

).

Субъективные изменения вкуса и запаха у людей с солидными опухолями, не получавших лечения

.

Поддержка. Уход за раком

24

,

3201

3208

.

Сент-Джон

S. J.

,

Boughter

J. D.

Jr. (

2004

).

Вклад популяций вкусовых рецепторов в избегание горечи у линий мышей, дифференциально чувствительных к окта-ацетату сахарозы и хинину

.

Chem. Senses

29

,

775

795

.

Стивенсон

Р. Дж.

(

2010

).

Первоначальная оценка функций человеческого обоняния

.

Chem. Сенсоры

35

,

3

20

.

Takaoka

T.

,

Sarukura

N.

,

Ueda

C.

,

Kitamura

Y.

,

Kalubi

B.

,

Toda

N.

,

Abe

K.

,

Yamamoto

S.

,

Takeda

N.

(

2010

).

Влияние добавок цинка на концентрацию цинка в сыворотке и соотношение апо / голо-активности ангиотензинпревращающего фермента у пациентов с нарушением вкуса

.

Auris. Насус. Гортань

37

,

190

194

.

Тан

J. Y.

,

Mackay-Wiggan

J.M.

,

Aszterbaum

M.

,

Yauch

RL

,

Lindgren

J.

,

Chang

K.

,

Coppola

C.

,

AM

,

AM

Марджи

Дж.

,

Бикерс

DR

и др. . (

2012

).

Ингибирование пути hedgehog у пациентов с синдромом базальноклеточного невуса

.

N. Engl. J. Med

.

366

,

2180

2188

.

Taruno

A.

,

Vingtdeux

V.

,

Ohmoto

M.

,

Ma

Z.

,

Дворянчиков

G.

,

A.

,

A. Адриен

Л.

,

Чжао

Х.

,

Леунг

С.

,

Абернети

М.

и др. . (

2013

).

Ионный канал CALHM1 обеспечивает пуринергическую нейротрансмиссию сладкого, горького вкуса и вкуса умами

.

Природа

495

,

223

226

.

Treesukosol

Y.

,

Smith

K. R.

,

Spector

A. C.

(

2011

).

Поведенческие доказательства рецептора вкуса полимера глюкозы, который не зависит от гетеродимера T1R2 + 3 в модели мыши

.

Дж. Neurosci

.

31

,

13527

13534

.

Триведи

Б. П.

(

2012

).

Тонкости вкуса

.

Природа

486

,

S2

S3

.

Цуцуми

Р.

,

Года

М.

,

Фудзимото

К.

,

Канно

К.

,

Нобе

М.

,

Китамура

Абэ

К.

,

Каваи

М.

,

Мацумото

Х.

,

Sakai

T.

, et al. . (

2016

).

Влияние химиотерапии на экспрессию генов языковых вкусовых рецепторов у пациентов с раком головы и шеи

.

Ларингоскоп

126

,

E103

E109

.

Ueda

K.

,

Ichimori

Y.

,

Okada

H.

,

Honma

S.

,

Wakisaka

S.

(

).

Иммунолокализация белков SNARE в клетках вкусовых рецепторов крыс как типа II, так и типа III

.

Arch. Histol. Цитол

.

69

,

289

296

.

Wilken

M. K.

,

Satiroff

B.A.

(

2012

).

Пилотное исследование «чудо-фрукта» для улучшения вкусовых качеств пищи у пациентов, получающих химиотерапию

.

Clin. J. Oncol. НУРС

.

16

,

E173

E177

.

Wu

A.

,

Дворянчиков

G.

,

Pereira

E.

,

Chaudhari

N.

,

Roper

S. D.

(

)

Ширина настройки вкусовых афферентных нейронов зависит от силы стимула

.

Nat. Коммуна

.

6

,

8171.

Ян

H.

,

Cong

W. N.

,

Yoon

J.С.

,

Иган

Дж. М.

(

2014

).

Висмодегиб, антагонист передачи сигналов hedgehog, непосредственно изменяет молекулярную передачу сигналов вкуса во вкусовых сосочках

.

Cancer Med

.

4

,

245

252

.

Ярмолинский

Д. А.

,

Цукер

К. С.

,

Рыба

Н. Дж. П.

(

2009

).

Здравый смысл о вкусе: от млекопитающих до насекомых

.

Ячейка

139

,

234

244

.

Yee

KK

,

Li

Y.

,

Redding

KM

,

Iwatsuki

K.

,

Margolskee

RF

000

000

2013

000

000 Jiang ).

Lgr5-EGFP маркирует стволовые клетки / клетки-предшественники вкусовых рецепторов в заднем отделе языка

.

Стволовые клетки

31

,

992

1000

.

Zakrzewska

J.

,

Buchanan

J. A.

(

2016

).

Синдром жжения рта

.

BMJ Clin. Эвид

. Систематический обзор 1301.

Злокович

Б.В.

(

2008

).

Гематоэнцефалический барьер при хронических нейродегенеративных заболеваниях

.

Нейрон

57

,

178

201

.

© Автор 2017.Опубликовано Oxford University Press от имени Общества токсикологии. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

Обобщение видов и различия в регуляции пути Hedgehog грибовидной и кольцевой вкусовой функции сосочков и соматосенсорной чувствительности, продемонстрированные с помощью sonidegib

TB в FP и вкусовые реакции устраняются с помощью HPI с sonidegib у крыс

Те же животные были использованы для гистологии, электрофизиологии и иммуноокрашивания .В гистологическом анализе, начатом после электрофизиологии, мы разделили ЛП и ТБ на три типа: типичные ЛП / ТБ (Тип I), Атипичные ЛП с остатками ТБ (Тип II) и Атипичные ЛП без ТБ (Тип III) (рис. 1а). ). Атипичный FP / No TB типа 3 несколько напоминает нитевидный сосочек, но его можно отличить по более широкому и более высокому стромальному ядру, чем нитевидный, и верхушке сосочка, который обычно не является шиповидным. Мы представляем влияние на каждый тип FP / TB в зависимости от времени лечения (рис. 1b). Лекарство от рака HPI sonidegib вводили через желудочный зонд в течение 16–36 дней, и полная потеря типичного FP / TB (тип I) наступила только через 16 дней [F (3,22) = 9712, p <0.001)] с постепенным увеличением Атипичного ПП без ТБ (Тип III) [F (3,22) = 173, p <0,001)]. Некоторые атипичные ПП с остатками ТБ (Тип II) сохранялись даже после 36 дней лечения [F (3,22) = 34,3, p <0,001)]. В то время как типы сосочков были изменены, общая плотность FP сохранялась на протяжении 16–36 дней лечения по сравнению с носителем [диапазон от 25 до 32 FP на стандартизированную область языка 800 мкм; F (3,22) = 1,8, p = 0,19] и нитевидные сосочки не повреждены. Чтобы проверить функцию туберкулеза переднего отдела языка после 16–28 дней HPI, КТ нервные реакции были записаны на ряд химических раздражителей.Ответы практически исчезли через 16 дней, а через 28 дней ответов не наблюдалось (рис. 1c). Также не было ответа на диапазон концентраций NaCl (рис. 1d) или серию хлоридных солей при высоких концентрациях (рис. 1e). Примечательно, что ответы CT нервов на тактильную стимуляцию сохранялись в течение 28 дней лечения sonidegib, как и ответы на холодную воду через 16 дней HPI (рис. 1c). К 28-му зондированию sonidegib реакция на холод практически исчезла. Результаты демонстрируют быстрое и серьезное влияние HPI на FP / TB крыс и специфический эффект в записях компьютерной томографии.Количественные ответы представлены на рис. 1f: для химических стимулов [F (2,27) = 8,1–72,1, p = 0,000–0,027], концентрации NaCl [F (2,27) = 34,5–504,5, p ≤ 0,001] и хлоридные соли [F (2,27) = 8,7–657,0, p = 0,000–0,024].

Рис. 1

Ингибитор пути ежа Sonidegib изменяет морфологию грибовидных сосочков (FP) и вкусовых рецепторов (TB) крыс и снижает нервные реакции chorda tympani (CT) на вкусовые раздражители, но не на холод и тактильную стимуляцию. ( a ) Окрашивание H&E иллюстрирует морфологические категории ЛП и ТБ: Типичные ЛП / ТБ (I), Атипичные ЛП / ТБ (II) и Атипичные ЛП / Нет ТБ (III).Масштабная шкала: 50 мкм, применяется ко всем изображениям. ( b ) Процент категорий ЛП / ТБ указывает на потерю типичных ЛП / ТБ. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Цифры в скобках — это количество языков, проанализированных в каждой группе. Для каждого языка было проанализировано 25–32 FP. Транспортные средства для каждой продолжительности объединяются только для графического представления. Статистический анализ представлял собой двухфакторный дисперсионный анализ ANOVA Продолжительность X Обработка с posthoc-тестами Tukey HSD на продолжительность. # обозначает значительные различия для носителя по сравнению со всеми обработками Sonidegib при p <0.001. Квадратные скобки указывают на значительные различия в продолжительности лечения, *** p <0,001. ( c e ) CT-ответы нервов на языковую стимуляцию химическими, холодными и тактильными стимулами ( c ), серию концентраций NaCl ( d ) и хлоридных солей высокой концентрации ( e ), после Транспортное средство и обработка Сонидегибом 16д или 28д. ( f ) На графике представлены средние ответы CT нервов (высота интегрированных единиц ответа в мм) на химические вещества, повышение концентрации NaCl и хлоридные соли.Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Цифры в скобках — это количество крыс, проанализированных в каждой группе для ( c f ). Звездочки обозначают достоверные различия между носителем и обоими препаратами Sonidegib (* p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01; *** p ≤ 0,001).

В эпителии FP SHH ограничен клетками TB. Следовательно, с потерей TB была связана потеря эпителиального лиганда SHH (рис. 2a, SHH / K19). Мы оценили пролиферацию клеток и наблюдали пролиферирующие клетки Ki67 + в базальном эпителиальном слое стенок FP с обработкой носителем (рис.2а, К18 / Ki67). Поскольку сообщалось о регуляции пролиферации HH в FP мыши 3,21 , мы подсчитали Ki67 + клетки в областях апикальной и базальной стенки FP (рис. 2a, носитель). Пролиферирующие клетки в эпителиальном компартменте (рис. 2b) были уменьшены в апикальной половине стенок FP [F (2,5) = 24,9, p = 0,01], но не в базальной половине [F (2,5) = 0,45, р = 0,67]. Осталось слишком мало ТБ для количественного определения перигеммальных клеток.

Рисунок 2

Обработка Sonidegib снижает вкусовые рецепторы (TB), лиганд SHH и пролиферацию грибовидных сосочков (FP) крыс при сохранении иннервации.(a ) Обнаружение иммунофлуоресцентными антителами лиганда SHH (красный) и K19 (зеленый) для клеток ТБ; K18 (красный) для клеток ТБ и Ki67 (зеленый) для пролиферации клеток после обработки носителем, 16d или 28d Sonidegib. SHH снижается в связи с туберкулезом, потерей клеток K19 +. Звездочки (*) указывают на неспецифический иммунопродукт SHH в ороговевших поверхностных клетках на 16d изображении Sonidegib. Изображение носителя, K18 / Ki67 показывает 3 области, положительные по клеткам Ki67 + (апикальный, базальный и перигемальный). Пролиферирующие клетки теряются в апикальной области FP после 16–28d Sonidegib.(b ) Число клеток Ki67 + в апикальной и базальной областях FP у мышей, получавших носитель и Sonidegib. Количество проанализированных языков указано в скобках. Для каждого языка было проанализировано 8–10 FP. Обработка Сонидегибом снижает пролиферацию апикальных эпителиальных клеток при FP по сравнению с носителем. Статистический анализ представлял собой однофакторный дисперсионный анализ с последующими сравнениями Tukey HSD (* p ≤ 0,05 по сравнению с носителем, APICAL). ( c ) Обнаружение иммунофлуоресцентными антителами K19 или K18 (красный) для клеток TB и NF (зеленый) для лингвальной иннервации и CT или P2X3 (зеленый) для нервных волокон CT.После воздействия Сонидегиба иннервация сохранялась. Звездочки (*) указывают на неспецифический иммунопродукт P2X3 в поверхностном слое на изображении с носителем. ( d ) Увеличенные изображения 28d сосочков Sonidegib. Стрелки указывают на волокна NF + или P2X3 + в эпителии FP. На всем протяжении белые пунктирные линии обозначают базальную пластинку. Желтые пунктирные линии обозначают поверхность эпителия. ( a , c ) Масштабная шкала: 50 мкм, применяется ко всем изображениям. ( d ) Масштабная шкала: 25 мкм, применяется к обоим изображениям.

Принимая во внимание, что клетки TB зависят от интактной иннервации 22 , после потери TB у крыс, которым вводили желудочный зонд в течение 28 дней, сильная иннервация сохранялась в FP, включая язычные нервные волокна (рис. 2c, K19 / NF) и меченные P2X3 волокна CT-нерва (рис. 2c, K18 / P2X3). Нервы были в тесной связи с областью базальной пластинки апикального FP, в бывшем местоположении TB в эпителии (рис. 2c). Однако, как и у мышей, даже в контексте интактной иннервации TB не может поддерживаться в эпителии с нарушенной передачей сигналов HH 1,2,3 .

ТБ мягкого неба устранен лечением сонидегибом у крысы

ТБ мягкого неба находится в многослойной эпителиальной слизистой оболочке, а не в специализированных сосочках (рис. 3а, носитель). Эти ТБ ранее не анализировались после HPI. Мы наблюдали остатки ТБ с длинными тонкими вкусовыми порами после 24d обработки sonidegib (Рис. 3a, 24d Sonidegib, стрелки указывают на «поры» от остатков TB). В целом, после HPI было уменьшено количество , всего ТБ (Типичный ТБ с порами плюс Атипичные остатки ТБ) в регионе Гешмаксстрайфен (рис.3а, График TB на 1,5 мм). Кроме того, после HPI эпителий был явно утолщен (рис. 3b, носитель и 24d Sonidegib), а для некоторых атипичных форм туберкулеза были видны следы прежних участков, где располагались вкусовые поры (рис. 3b, 24d Sonidegib, внизу Атипичный туберкулез, стрелка). Эффект был значительным: типичный туберкулез был практически устранен после HPI, и около 100% туберкулеза были атипичными (рис. 3b, график). Таким образом, в мягком небе передача сигналов HH регулирует поддержание ТБ, что демонстрируется снижением общего количества ТБ или остаточных количеств и типичной элиминацией ТБ после HPI.

Рисунок 3

Sonidegib изменяет морфологию и количество вкусовых рецепторов мягкого неба крысы. ( a ) Окрашивание H&E иллюстрирует ряд TB после обработки носителем или 24d Sonidegib. Количество случаев туберкулеза после 24-дневного приема Сонидегиба снижается. Стрелками обозначены остатки ТБ с длинными тонкими порами. Масштабная шкала: 100 мкм, применяется к обоим изображениям. График демонстрирует, что количество типичных и атипичных форм туберкулеза снижается примерно вдвое у крыс, получавших Sonidegib. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Цифры в скобках — это количество мягкого неба, проанализированное в каждой группе.(* p <0,05; t (4) = 3,33, p = 0,03). ( b ) Окрашивание H&E иллюстрирует типичный туберкулез при лечении носителем и атипичный туберкулез при лечении Sonidegib. Стрелка указывает на «путь» оставшейся вкусовой поры при атипичном туберкулезе. Масштабная шкала: 50 мкм, применяется ко всем изображениям. Процент категорий ТБ представлен на графике. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Типичный туберкулез почти ликвидирован, а атипичный туберкулез составляет почти 100% от общего числа. *** p <0,001, лечение Сонидегибом по сравнению с носителем; t-тесты: t (4)> 24.00.

TB в CV и вкусовых ответах по существу устраняется обработкой sonidegib у крыс

Те же животные были использованы для гистологии, электрофизиологии и иммуноокрашивания.При гистологическом анализе, начатом после электрофизиологии, мы оценивали структуру сердечно-сосудистой системы и туберкулез. Изучая размер CV (рис. 4a, b), мы не обнаружили различий в глубине сосочка [F (3,16) = 0,49, p = 0,69] или длине стенки [F (3,16) = 1,2, p = 0,35]. у крыс, получавших sonidegib, до 36 дней по сравнению с носителем. Однако поры TB (рис. 4a, b) почти исчезли [F (3,16) = 72,7, p <0,001], как и ответы GL-нерва (рис. 4c, d, e, f) на ряд химических веществ. стимулы [F (2,9) = 5,0–58,9, p = 0,000–0,025], ряд концентраций NH 4 Cl [F (2,9) = 19.8–60,0, p ≤ 0,001] или хлоридных солей с высокой концентрацией [F (2,9) = 6,6–122,5, p = 0,000–0,025]. Остались очень небольшие отклики на 0,50 М солей и 0,50 и 1,00 М NH 4 Cl. Однако важно то, что как тактильные, так и температурные ощущения сохранялись и были устойчивыми после 36-дневного воздействия лекарственного средства, демонстрируя специфические эффекты после HPI.

Рис. 4

Обработка Sonidegib на крысах устраняет вкусовые рецепторы (TB) в ответах огибающего сосочка (CV) и языкоглоточного нерва на языковую стимуляцию вкусовыми стимулами, но не на холодные или тактильные раздражители.( a ) Окрашивание H&E иллюстрирует одну стенку CV и TB у крыс, получавших носитель или 16–36d с Sonidegib. На вставках представлены увеличенные изображения эпителия сердечно-сосудистой системы, иллюстрирующие морфологию ТБ. Точки указывают на поры TB в транспортном средстве или после 16d Sonidegib. Масштабные полосы: 100 мкм, применяются ко всем изображениям или вставкам. ( b ) Графики глубины CV и длины стенки указывают на отсутствие изменений в структуре сосочка. Однако профили туберкулеза и поры туберкулеза были значительно и существенно уменьшены во все периоды воздействия по сравнению с носителем.Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Цифры в скобках в легендах — это количество языков, проанализированных в каждой группе. Статистический анализ представлял собой односторонний дисперсионный анализ с последующим сравнением HSD Тьюки. *** обозначают значительные различия для носителя по сравнению со всеми обработками Sonidegib при p <0,001. ( c – e ) Ответы нерва GL на языковую стимуляцию химическими, холодными и тактильными раздражителями ( c ), серию концентраций NH 4 Cl ( d ) и хлоридных солей высокой концентрации ( e ) ) после лечения носителем и 24 или 36 дней лечения Сонидегибом.Подчеркивание обозначает, когда был применен соответствующий стимул. Мы отмечаем, что химические реакции на лечение Sonidegib через 24 и 36 дней имеют базовый уровень, который в большей степени отражает стимулы, а также элементы включения и выключения при отсутствии устойчивых вкусовых реакций. ( f ) На графике представлены средние ответы нерва GL (высота интегрированных единиц ответа в мм) на химические вещества, увеличение концентраций NH 4 Cl и хлоридных солей. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Цифры в скобках — это количество проанализированных крыс в каждой группе.Звездочки обозначают достоверные различия между носителем и обоими препаратами Sonidegib (* p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01; *** p ≤ 0,001).

Как и в случае FP, экспрессия SHH снижена / устранена в эпителии CV, связанном с элиминацией TB (рис. 5, SHH / K19). При исследовании базальных эпителиальных клеток на всем протяжении CV не было очевидной потери плотности Ki67 + клеток (фиг. 5, K18 / Ki67, носитель и 36d Sonidegib). В то время как осталось лишь несколько остатков TB, иннервация CV, идентифицированная с помощью иммунореакций NF и P2X3 (вкусовых), сохранялась после HPI в течение 36 дней (рис.5, К19 / НФ; K18 / P2X3). Мы не оценивали количество иннервации, и, конечно, есть некоторая вариабельность; однако сильная иннервация очевидна в CV-комплексе и наблюдалась на языках, обработанных sonidegib. Оставшиеся нервы располагались близко к регионам базальной пластинки и могли распространяться в эпителий CV (рис. 5, 36d Sonidegib, стрелка K18 / P2X3).

Рисунок 5

Обработка Sonidegib на крысах снижает вкусовые рецепторы (TB) и лиганд SHH в кольцевидном сосочке (CV), в то время как пролиферация клеток и иннервация GL сохраняются.Обнаружение иммунофлуоресцентными антителами лиганда SHH (красный) и K19 (зеленый) для клеток ТБ; K18 (красный) для клеток TB и Ki67 (зеленый) для пролиферации клеток; K19 (красный) для клеток TB и NF (зеленый) для иннервации; и K18 (красный) для клеток TB и P2X3 (зеленый) для волокон вкусового нерва после обработки носителем или 36d Sonidegib. Белые пунктирные линии очерчивают эпителий. Звездочка в SHH / K19, 36d Sonidegib указывает на неспецифическое иммуноокрашивание K19. Стрелка указывает на нервы P2X3 +, идущие в эпителий CV после лечения Сонидегибом.SHH снижается вместе с туберкулезными клетками. После лечения Сонидегибом сохраняется пролиферация клеток и сохраняются нервные волокна. Масштабная шкала: 50 мкм, применяется ко всем изображениям, кроме K19 / NF.

ТБ в CV и вкусовые реакции уменьшаются при лечении sonidegib у мышей

Мы сообщали, что количество TB снижается в CV мышей после лечения sonidegib в течение 36d 3 . Однако по сравнению со снижением FP / TB у мышей после HPI, которое представляло собой полное устранение, зарегистрированное снижение CV / TB было умеренным, с оставшимися примерно 40% TB по сравнению с обработкой носителем.Чтобы узнать, как оставшиеся CV / TB влияют на вкусовые реакции, и для сравнения с крысами, мы записали данные с GL нерва у мышей, которым вводили носитель или 24, 36 и 48d sonidegib. Поскольку 48d лечение было значительным расширением предыдущего 36d HPI с sonidegib, мы сначала проанализировали CV и TB, чтобы определить эффекты после длительного лечения (рис. 6a, b). В то время как длина стенки сосочка была сохранена [F (3,17) = 1,6, p = 0,24], а глубина CV была очень незначительно уменьшена [F (3,17) = 6,4, p = 0,006], количество пор TB значительно уменьшилось. [F (3,17) = 43.4, р <0,001]. Однако даже после 48d HPI оставалось около 25% числа TB носителя, что оценивалось по количеству пор вкусовых ощущений (фиг. 6b, поры TB). Это контрастирует с исследованием FP у мышей после HPI с полной потерей TB 2 (и воспроизведено в текущей статье).

Рисунок 6

Обработка Sonidegib мышам снижает вкусовые рецепторы (TB) в кольцевых сосочках (CV) и языкоглоточном нерве (GL) в ответ на языковую стимуляцию химическими веществами, но не на холодные или тактильные раздражители.( a ) Окрашивание H&E иллюстрирует одну стенку CV и TB у мышей, которым вводили носитель и Sonidegib. На вставках представлены увеличенные изображения, иллюстрирующие морфологию туберкулеза. Лечение Сонидегибом снижает туберкулез. Масштабная шкала: 100 мкм, применяется ко всем изображениям. Масштабная линейка: 25 мкм, относится к обеим вставкам. ( b ) Графики глубины CV, длины стенки и количества пор TB в носителе и после обработки Sonidegib. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего для каждой группы. Цифры в скобках в легенде означают количество языков, проанализированных в каждой группе.Статистический анализ представлял собой односторонний дисперсионный анализ с последующими сравнениями HSD Тьюки (* p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01; *** p ≤ 0,001). Скобки указывают на значимость между обработками. Глубина CV была значительно, но очень умеренно снижена, 48d Sonidegib по сравнению с Vehicle (** p ≤ 0,01) и 24d Sonidegib (* p ≤ 0,05). Тем не менее, поры TB / область CV были значительно уменьшены более чем наполовину. *** Обозначьте значимые различия для носителя по сравнению со всеми обработками Sonidegib при p ≤ 0,001. ( c – e ) Ответы нерва GL на языковую стимуляцию химическими, холодными или тактильными раздражителями ( c ), серию концентраций NH 4 Cl ( d ) и хлоридных солей высокой концентрации ( e ) ), после лечения носителем или 24–48 дней Сонидегибом.Существенные вкусовые реакции оставались после 48-дневной обработки. Подчеркивания обозначают периоды применения стимула. ( f ) На графике представлены средние ответы нерва GL (высота интегрированных единиц ответа в мм) на химические вещества, увеличение концентраций NH 4 Cl и хлоридных солей. Квадратные скобки обозначают значимые различия между видами лечения (односторонний дисперсионный анализ с тестами Тьюки posthoc, * p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01; *** p ≤ 0,001). Ответы на солевые и кислотные раздражители были снижены только примерно на 50–60%. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего.Цифры в скобках — это количество мышей, проанализированных в каждой группе.

В GL нерве мыши (рис. 6c – f) после HPI в течение 24–48 дней наблюдались реакции от умеренных до умеренных на все химические вещества по сравнению с носителем [F (3,17) = 1,8–23,4, p = 0,000– 0,20], включая ряд концентраций NH 4 Cl [F (3,15) = 1,1–5,6, p = 0,01–0,40], а также ряд хлоридных солей высокой концентрации [F (3,15) = 2,2–4,5, p = 0,02–0,14]. Примечательно, что ответы на тактильные и температурные стимулы были устойчивыми на протяжении всего курса лечения HPI (рис.6в). Следовательно, эффекты HPI с лечением sonidegib на сердечно-сосудистые / туберкулезные и GL нервные реакции у мышей были существенными, но относительно скромными по сравнению с таковыми у крыс. Например, у мышей ответы на 0,50 М NaCl или NH 4 Cl были снижены примерно на 50% по сравнению с носителем, но у крыс они были эффективно устранены. Более того, даже после длительного лечения сонидегибом в течение 48 дней TB оставался в CV мыши, и вкусовые реакции все еще регистрировались от GL-нерва.

Лиганд SHH, ограниченный TB в CV, был снижен у мышей в связи с уменьшением числа TB после HPI (рис.7, SHH / K8 48d Sonidegib). В отличие от данных, представленных для CV после супрессии HH у Gli2 мышей с генетической делецией 1 , не было очевидного снижения количества пролиферирующих клеток Ki67 + в базальном слое эпителия сосочка CV мыши после обработки сонидегибом (рис. 7, K8 / Ki67). Более того, сильная иннервация очевидна в CV комплексе даже после 48d HPI с sonidegib (Fig. 7, K8 / NF; P2X3 / K8). Нервы, оставшиеся после ГПИ, были прикреплены к базальной пластинке ЦВ, а некоторые вошли в эпителий сосочка (рис.7, вставка P2X3 / K8).

Рисунок 7

Длительное лечение Sonidegib у мышей снижает вкусовые рецепторы (TB) и лиганд SHH в кольцевидном сосочке (CV), тогда как пролиферация и иннервация сохраняются. Обнаружение иммунофлуоресцентными антителами лиганда SHH (красный) и K8 (зеленый) для клеток ТБ; K8 (красный) для клеток TB и Ki67 (зеленый) для пролиферации клеток; и K8 (красный) с NF (зеленый) для иннервации GL или P2X3 (зеленый) для вкусовых волокон GL после обработки носителем или 48d Sonidegib. Для SHH / K8 большие пунктирные линии обозначают базальную пластинку.Мелкими пунктирными линиями очерчивается поверхностный эпителий. На вставке (K8 / P2X3) показано изображение нервов, идущих в базальную пластинку эпителия CV (стрелка). Масштабная шкала: 50 мкм, применяется ко всем изображениям. Вставка 2 ×.

Восстановление после пролонгированного HPI у мышей FP / TB и CV / TB

Воздействие sonidgeib на мышей в течение 48 дней представляло собой пролонгированное лечение HPI. Мы сообщали, что FP / TB может частично вылечиться после лечения 16d sonidegib 3 . То есть после прекращения приема препарата на срок до 9 месяцев примерно 50% обработанных носителем количества регенерировались.С другой стороны, выздоровление у мышей CV / TB после 16-дневной обработки sonidegib было полным с возвращением к тем же цифрам TB, что и у мышей, получавших носитель, через 3–9 месяцев после прекращения приема препарата 3 .

Чтобы узнать, наступит ли выздоровление после 48-дневного лечения сонидегибом, мы изучали мышей, которых содержали в течение 5 или 7 месяцев без лекарств. При ЛП / ТБ практически не наблюдалось выздоровления от типичного ЛП / ТБ, при этом до 90% атипичных сосочков ЛП / нет ТБ сохранялись на языке (рис. 8a). Напротив, в CV наблюдалось выздоровление ТБ с порами обратно к количеству обработок носителем через 5–7 месяцев без лекарств, даже несмотря на то, что лечение HPI было продлено (рис.8б, поры TB). Эти данные свидетельствуют о различиях в потенциале восстановления между передними и задними органами вкуса. Если HPI устранил весь туберкулез, как в случае эффектов FP / TB, выздоровление от туберкулеза практически не происходит, тогда как если туберкулез остается после HPI, как в CV, то выздоровление происходит даже после 48-дневного лечения сонидегибом.

Рис. 8

Прекращение расширенного лечения Сонидегибом у мышей приводит к восстановлению округлых пор вкусовых рецепторов (CV / TB), но не морфологии грибовидных сосочков (FP / TB).( a ) Окрашивание H&E иллюстрирует морфологию FP и TB после лечения носителем и 48d Sonidegib и 48d Sonidegib с 5-месячным восстановлением. Масштабная шкала: 50 мкм, относится ко всем изображениям. На графике показано процентное соотношение типичных ЛП / ТБ, атипичных ЛП / ТБ и атипичных ЛП / отсутствия ТБ после 28, 36 или 48 дней лечения Сонидегибом и 48 дней лечения Сонидегибом с последующими периодами восстановления в 5 и 7 месяцев. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Цифры в скобках — это номера языков мыши. Для каждого языка было проанализировано от 32 до 43 FP.Транспортные средства для каждой продолжительности объединяются для анализа. Статистический анализ: односторонний дисперсионный анализ с posthoc-тестами Tukey HSD. Типичный FP / TB: F (5,31) = 264,5, p <0,001; Атипичные ЛП / ТБ: F (5,31) = 19,9, p <0,001; Атипичная ЛП / Нет ТБ: F (5,31) = 53,1, p ≤ 0,001. Скобки обозначают достоверные различия между группами (* p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01; *** p ≤ 0,001). (b ) Окрашивание H&E для иллюстрации морфологии CV / TB после лечения носителем и 48d Sonidegib и восстановления через 5 месяцев после прекращения лечения.Масштабная шкала: 100 мкм, относится ко всем изображениям. Графики иллюстрируют измерения структуры CV и поры TB / область CV. Столбики представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Цифры в скобках — это номера языков мыши. По сравнению с носителем, глубина CV уменьшилась после 48 сеансов лечения Sonidegib (** p ≤ 0,01) и не достигла полного восстановления, но все же уменьшилась через 5-7 мес. В периоды восстановления (* p ≤ 0,05). [Анализ: односторонний дисперсионный анализ с последующим сравнением HSD Тьюки: F (2,17) = 7,0, p = 0,007]. Длина стенки не изменилась после лечения Сонидегибом или во время выздоровления [F (2,17) = 0.71, p = 0,51]. Поры TB были уменьшены у 48d мышей, получавших Sonidegib, и полностью восстановились в течение 5–7 месяцев восстановления. Скобки указывают на существенные различия [*** p ≤ 0,001; Односторонний дисперсионный анализ с последующим сравнением с HSD Тьюки, F (2,17) = 46,6, p <0,001].

Что делать с этим странным побочным эффектом от лекарств

Наркотики играют незаменимую роль в лечении болезней. Например, жизнь без антибиотиков была бы гораздо более опасной — обычные инфекции, о которых мы не думаем сейчас, внезапно стали бы опасными для жизни.

Но даже самое полезное лекарство может иметь разрушительные побочные эффекты. В частности, антибиотики могут вызвать редкую, но все же тревожную причину: нарост на языке, который на первый взгляд выглядит как темные волосы. На самом деле, его часто называют «черный волосатый язык».

Это не волосы — это разрастание естественных структур на языке, называемых нитевидных сосочков . Эти крошечные бугорки на верхней поверхности языка помогают удерживать пищу во время жевания. Обычно они около миллиметра в длину и, как правило, соскребаются во время обычного приема пищи.Поскольку они постоянно растут, они быстро пополняются.

Мы не уверены, как это происходит, но кажется, что у небольшой части населения нормальный паттерн роста сосочков становится несбалансированным после приема антибиотиков, особенно из семейства тетрациклинов. Курение и плохая гигиена полости рта также способствуют дисбалансу роста. В результате сосочки могут вырасти до 18 миллиметров с тонкими стержнями, напоминающими волосы. Также к этой массе прилипают остатки пищи и бактерии, которые обесцвечивают ее до оттенков желтого, зеленого, коричневого или черного.

Хотя его внешний вид может быть странным или даже пугающим, он не опасен для здоровья. В основном это устраняется путем устранения первопричины, например, перехода на другой антибиотик или отказа от курения, а также ежедневной аккуратной очистки языка щеткой или скребком для языка, который можно купить в аптеке.

Одно слово предостережения: не прекращайте прием любых лекарств, у которых вы подозреваете побочные эффекты, без предварительного обсуждения этого с лечащим врачом. Хотя такие эффекты, как черный волосатый язык, неприятны, они не вредны — и вы не хотите мешать лечению проблем, которые действительно существуют.

Если вам нужна дополнительная информация о реакциях на лекарства, которые могут повлиять на здоровье полости рта, свяжитесь с нами или назначьте встречу для консультации.

Проблемы с языком Информация | Гора Синай

Язык в основном состоит из мышц. Он покрыт слизистой оболочкой. Небольшие бугорки (сосочки) покрывают поверхность задней части языка.

  • Между сосочками находятся вкусовые рецепторы, которые позволяют пробовать на вкус.
  • Язык перемещает пищу, чтобы помочь вам жевать и глотать.
  • Язык также помогает формировать слова.

Есть много разных причин изменения функции и внешнего вида языка.

ПРОБЛЕМЫ С ДВИЖЕНИЕМ ЯЗЫКА

Проблемы с движением языка чаще всего вызваны повреждением нервов. В редких случаях проблемы с перемещением языка также могут быть вызваны заболеванием, при котором полоса ткани, прикрепляющая язык к дну рта, слишком короткая. Это называется анкилоглоссией.

Проблемы с движением языка могут привести к:

  • Проблемы с грудным вскармливанием у новорожденных
  • Затруднения при перемещении пищи во время жевания и глотания
  • Проблемы с речью

ПРОБЛЕМЫ ВКУСА

Проблемы со вкусом 678 могут быть вызваны повреждением вкуса:

    почки
  • Проблемы с нервами
  • Побочные эффекты некоторых лекарств
  • Инфекция или другое заболевание

Обычно язык ощущает сладкий, соленый, кислый и горький привкус.Другие «вкусы» на самом деле являются функцией обоняния.

УВЕЛИЧЕНИЕ РАЗМЕРА ЯЗЫКА

Набухание языка происходит при:

Язык может расширяться у людей, у которых нет зубов и которые не носят зубные протезы.

Внезапный отек языка может произойти из-за аллергической реакции или побочного действия лекарств.

ИЗМЕНЕНИЕ ЦВЕТА

Изменение цвета может произойти при воспалении языка (глоссит). Сосочки (бугорки на языке) исчезают, из-за чего язык становится гладким.Географический язык — это очаговая форма глоссита, при которой расположение воспаления и внешний вид языка меняются день ото дня.

ВОЛОСНЫЙ ЯЗЫК

Волосатый язык — это состояние, при котором язык выглядит волосатым или пушистым. Иногда его можно лечить противогрибковыми препаратами.

ЧЕРНЫЙ ЯЗЫК

Иногда верхняя поверхность языка становится черной или коричневой. Это неприглядное состояние, но оно не вредно.

БОЛЬ В ЯЗЫКЕ

Боль может возникать при глоссите и географическом расположении языка.Боль в языке также может возникать при:

После менопаузы у некоторых женщин внезапно возникает ощущение, что их язык обожжен. Это называется синдромом жжения языка или идиопатическим глоссопирозом. Не существует специального лечения синдрома жжения языка, но капсаицин (ингредиент, который делает перец острым) может принести облегчение некоторым людям.

Что делать с этим странным побочным эффектом от лекарств

Наркотики играют незаменимую роль в лечении болезней.Например, жизнь без антибиотиков была бы гораздо более опасной — обычные инфекции, о которых мы не думаем сейчас, внезапно стали бы опасными для жизни.

Но даже самое полезное лекарство может иметь разрушительные побочные эффекты. В частности, антибиотики могут вызвать редкую, но все же тревожную причину: нарост на языке, который на первый взгляд выглядит как темные волосы. На самом деле, его часто называют «черный волосатый язык».

Это не волосы — это разрастание естественных структур на языке, называемых нитевидных сосочков .Эти крошечные бугорки на верхней поверхности языка помогают удерживать пищу во время жевания. Обычно они около миллиметра в длину и, как правило, соскребаются во время обычного приема пищи. Поскольку они постоянно растут, они быстро пополняются.

Мы не уверены, как это происходит, но кажется, что у небольшой части населения нормальный паттерн роста сосочков становится несбалансированным после приема антибиотиков, особенно из семейства тетрациклинов. Курение и плохая гигиена полости рта также способствуют дисбалансу роста.В результате сосочки могут вырасти до 18 миллиметров с тонкими стержнями, напоминающими волосы. Также к этой массе прилипают остатки пищи и бактерии, которые обесцвечивают ее до оттенков желтого, зеленого, коричневого или черного.

Хотя его внешний вид может быть странным или даже пугающим, он не опасен для здоровья. В основном это устраняется путем устранения первопричины, например, перехода на другой антибиотик или отказа от курения, а также ежедневной аккуратной очистки языка щеткой или скребком для языка, который можно купить в аптеке.

Одно слово предостережения: не прекращайте прием любых лекарств, у которых вы подозреваете побочные эффекты, без предварительного обсуждения этого с лечащим врачом. Хотя такие эффекты, как черный волосатый язык, неприятны, они не вредны — и вы не хотите мешать лечению проблем, которые действительно существуют.

Если вам нужна дополнительная информация о реакциях на лекарства, которые могут повлиять на здоровье полости рта, свяжитесь с нами или назначьте встречу для консультации.

Непародонтальные оральные проявления диабета: основы для поставщиков медицинских услуг

Реферат

Кратко

Помимо пародонтита и кариеса, у пациентов с диабетом часто возникают и другие заболевания полости рта.К ним относятся грибковые инфекции, дисфункция слюнных желез, невропатия и нарушения слизистых оболочек. Многие из этих поражений могут быть легко обследованы и задокументированы не стоматологами.

Доказательства того, что диабет значительно влияет на ткани ротовой полости, подтверждается данными в растущем количестве публикаций. Диабет вызывает изменения в тканях пародонта, слизистой оболочке полости рта, функции слюнных желез и нервной функции полости рта и увеличивает риск кариеса. 1–5 Кроме того, изменения репродуктивного гормона во время беременности существенно влияют на здоровье пародонта у женщин с уже существующим диабетом и гестационным диабетом. 6 Эти оральные проявления, их механизмы и их взаимосвязь показаны на Рисунке 1.

Хотя стоматологи традиционно играли основную роль в обследовании и диагностике конкретных заболеваний этих тканей, другие поставщики медицинских услуг, которые Ответственные за диагностику и лечение пациентов с диабетом и беременных также могут легко провести скрининг на эти аномалии полости рта. Изменения в мягких тканях ротовой полости, помимо тканей пародонта, могут быть полезны при диагностике диабета у недиагностированных пациентов и могут служить вспомогательными средствами для наблюдения за пациентами с диабетом. 7

Целями данной статьи являются 1 ) описать нарушения мягких тканей в полости рта, которые обычно наблюдаются при диабете и могут быть легко распознаны всеми поставщиками медицинских услуг по анамнезу или клиническому внешнему виду, и 2 ), чтобы предоставить контрольный список для облегчения осмотра полости рта при этих состояниях, который также может служить средством связи между медицинскими и стоматологи. Контрольный список также может помочь поставщикам услуг проинформировать пациентов о необходимости дальнейшего обследования и ухода за полостью рта.

Рисунок 1.

Устные проявления диабета, их механизмы и взаимосвязи.

Ткани полости рта, наиболее часто поражаемые диабетом, — это ткани пародонта. Это может проявляться в виде покраснения и отека десны, кровотечения из десны при незначительной провокации, расшатывания и расстановки зубов, а также открытых поверхностей корней (с риском развития кариеса), которые могут содержать или не содержать зубной налет и минерализованные отложения (зубной камень), в зависимости от о гигиене полости рта человека (рис. 2). 5 Значение возникновения и патогенная роль пародонтита при диабете описаны в других разделах этого выпуска (стр. 195) и в научной литературе. 8 Эта статья будет посвящена описанию изменений в тканях полости рта у пациентов с диабетом, включая дисфункцию слюнных желез, изменения слизистой оболочки и невропатию.

Здоровая слизистая оболочка полости рта

Слизистая оболочка рта обычно защищена слюной, если она достаточного количества и качества.Слюна обеспечивает смазку, очищение, буферизацию pH, антимикробные белки, такие как секреторный IgA, а также агрегацию и удаление бактерий. 9 Эпителий и второстепенные слюнные железы в слизистой оболочке способствуют врожденному иммунитету через α- и β-дефенсины, гистатин и другие антимикробные пептиды и белки. 10 Эти две основные особенности влияют на способность мягких тканей полости рта быть эластичными при воздействии вредных микробов; чрезмерное воздействие механической травмы, которая может произойти, если есть неровные края сломанных зубов, дефектные зубные протезы или плохо подогнанные зубные протезы; или химическая травма, например, вызванная табаком или чрезмерным употреблением алкоголя.Здоровье слизистой оболочки полости рта также поддерживается за счет хорошего состояния питания 11 и надлежащей гигиены полости рта.

Поскольку диабет отрицательно влияет на функцию слюнных желез и иммунную функцию, пациенты с диабетом подвергаются повышенному риску поражения слизистой оболочки и других заболеваний. Это подтверждается недавними исследованиями, показавшими, что заболевание мягких тканей полости рта у пациентов с диабетом встречается в 10 раз чаще, чем у пациентов без диабета. 1–3,12

Изменения слюнных желез

К оральным проявлениям диабета слюнных желез относятся: сиалоаденоз или невоспалительное, неопухолевое увеличение околоушных слюнных желез, 13–15 снижение скорости слюноотделения, 16,17 и изменения в составе слюны. 18–20 Сообщается, что двустороннее увеличение околоушных слюнных желез происходит у 10–48% пациентов с диабетом 21,22 и может чаще встречаться у пациентов с плохо контролируемым диабетом. 23

Рисунок 2.

Заболевания пародонта.

Увеличение вызвано постепенным накоплением жира в железах, гипертрофией ацинусов или секретирующих единиц и, в конечном итоге, нарушением секреции желез. Эти структурные изменения могут быть результатом нарушения вегетативной нейрорегуляции желез и атрофии миоэпителиальных клеток, которые способствуют секреции. 24 Увеличенные околоушные железы также наблюдаются у лиц с алкоголизмом, недоеданием, расстройствами пищевого поведения или побочными эффектами лекарств в анамнезе, и эти состояния следует включать в дифференциальный диагноз. Однако патофизиология этих состояний различна. 13,25

Ксеростомия, или ощущение сухости во рту, возникает у 40–80% пациентов с диабетом и связана со снижением скорости слюноотделения, особенно в нестимулированной цельной слюне (сочетание секреции всех слюнных желез во рту) . 4,17,21 Сообщается, что скорость потока значительно ниже у пациентов с плохо контролируемым диабетом 4,16,17 по сравнению с пациентами с контролируемым диабетом или пациентами без диабета.

Механизм, с помощью которого нарушается отток слюны у пациентов с диабетом, считается результатом дисфункции вегетативных нервов или микрососудистых изменений, которые снижают способность слюнных желез реагировать на нервную или гормональную стимуляцию. 26,27 Другие причины могут включать обезвоживание или побочные эффекты сопутствующей лекарственной терапии, обычно применяемой у пациентов с диабетом (например,g., гипотензивные, диуретические и антидепрессанты). 4,22,28

Низкая скорость слюноотделения имеет большое значение, поскольку слюна обеспечивает защитное покрытие для слизистой оболочки полости рта, которое содержит антимикробные белки и иммуноглобулины, буферизует кислые продукты и жидкости и содержит кальций, который важен для минерального обмена на поверхности зубов. 9 Недостаток слюны приводит к повышенному риску развития дрожжевых инфекций в полости рта, увеличению частоты кариеса и трудностям с поддержанием гигиены полости рта, а также к снижению качества жизни из-за дискомфорта от еды, глотания и разговора. 29

Подтвержденные признаки и симптомы аномально низкой скорости слюноотделения описаны в литературе. 30,31 Эти признаки и симптомы (рис. 3) могут облегчить обнаружение нарушения функции слюны специалистами здравоохранения и способствовать направлению к стоматологу для лечения или оказания профилактической или интервенционной помощи при этих состояниях.

Заболевания слизистой оболочки

Заболевания слизистой оболочки полости рта, обычно встречающиеся у пациентов с диабетом, включают атрофию слизистой оболочки, кандидоз (молочницу) и красный плоский лишай или мукозит лихеноидный. 1–3,12 Эти расстройства связаны с хронической гипофункцией слюны и общей иммунной дисфункцией, наблюдаемой у пациентов с диабетом.

Аномалии языка

После тканей пародонта при диабете наиболее часто поражается слизистая оболочка языка. Обычно на дорсальной поверхности языка равномерно распределены нитевидные и грибовидные сосочки, что придает текстуру светло-розового цвета. Вентральная и боковая поверхности нормального языка гладкие, без сосочков, темно-розового цвета, иногда с выступающими жилками.У языка с трещинами гладкая текстура спинки прерывается одной или несколькими трещинами, которые преимущественно выровнены по длине языка (рис. 4).

Эта трещина может быть результатом хронической низкой скорости потока слюны, которая изменяет среду в полости рта, так что медленно заживающие мягкие ткани более легко травмируются, чем у пациентов без диабета. 2 Недавнее исследование 2 с участием 405 диабетиков показало, что у 5,4% пациентов с диабетом 1 типа были трещины на спинке языка по сравнению с 0.4% контрольных субъектов без диабета ( P <0,0001). В другом исследовании с участием 146 пациентов с диабетом 2 типа, 1 , уровень трещин на языке составлял 17,8% по сравнению с 3,6% у 111 контрольных субъектов того же возраста и пола ( P <0,001).

Рисунок 3.

Контрольный список для облегчения осмотра полости рта поставщиками медицинских услуг, не являющихся стоматологами, и содействия общению между поставщиками медицинских и стоматологических услуг.

Полная или пятнистая атрофия сосочка языка, приводящая к появлению «лысого» языка (рис. 4), также чаще встречается у пациентов с диабетом. 3 Общая атрофия сосочка языка объясняется недостатком питательных веществ, особенно если он очень красный на вид. 32 Очаги атрофии могут указывать на инфекцию, вызванную возбудителями кандиды. 33

Рисунок 4.

Язык с трещинами.

Уникальное состояние, при котором атрофическое «лысое» пятно располагается по средней линии задней поверхности языка, впереди V-образных округлых сосочков, называется срединным ромбовидным глосситом (рис. 5).Обычно она гладкая и плоская, но может быть вдавленной или иметь дольчатую или сосочковую поверхность. Это признанное проявление хронического кандидоза. 33

В исследовании 176 пациентов с диабетом 33 атрофия языка была обнаружена у 26,9% пациентов, причем почти все они проявлялись как атрофия центрального сосочка. В другом исследовании средний ромбовидный глоссит 3 был значительно более распространен у пациентов с диабетом, чем у пациентов без диабета, и был связан с повышенным уровнем Candida pseudohyphae в мазках из полости рта и диабетическими осложнениями нефропатии и ретинопатии.

Еще одно заболевание языка, которое чаще встречается у диабетиков, чем у недиабетиков, — это географический язык или доброкачественный мигрирующий глоссит (рис. 6). 1 Это состояние проявляется очаговой атрофией сосочка языка по нерегулярному «географическому» рисунку с характерными выступающими белыми или желтоватыми приподнятыми краями, которые со временем «мигрируют». Это состояние не вызвано кандидозной инфекцией, но характеризуется как воспаление, а также может быть связано с такими же симптомами, как боль, зуд и жжение слизистой оболочки.

Рисунок 5.

Срединный ромбовидный глоссит.

Рисунок 6.

Доброкачественный мигрирующий глоссит.

Кандидоз полости рта

Сочетание низкой скорости потока и иммунной дисфункции значительно увеличивает риск кандидоза полости рта, что подтверждается обнаружением значительно более высоких показателей носительства кандидоза у пациентов с диабетом по сравнению с контрольными субъектами. 2,34 Это также может быть результатом повышенного уровня глюкозы в слюне, который способствует чрезмерному росту Candida , 35,36 , а также снижению противогрибковых иммуноглобулинов в слюне, вызванному диабетом. 37

Кандидоз может также поражать слизистую оболочку неба, щек или губ. Зубной стоматит — это диффузное покраснение слизистой оболочки, возникающее под верхними зубными протезами у беззубых пациентов (рис. 7), особенно когда пациенты жалуются, что их зубные протезы не подходят. 38 Наиболее частым симптомом является ощущение жжения, хотя у пациентов также может протекать бессимптомное течение. Это считается формой кандидоза, когда организм действительно заражает пористый акриловый протез и вызывает контактное гиперчувствительное воспаление прилегающей слизистой оболочки. 39

В исследовании 110 пациентов с беззубыми формами диабета 2 типа по сравнению с 50 контрольными субъектами, 34 57,3% пациентов с диабетом по сравнению с 30% контрольных субъектов имели стоматит зубных протезов. В другом исследовании с участием 405 пациентов с диабетом 1 типа по сравнению с 268 пациентами без диабета было показано, что 3 повышенный уровень A1C в значительной степени связан с наличием стоматита зубных протезов или наличием Candida pseudohyphae в мазках из полости рта.

Белые участки на слизистой оболочке полости рта, которые можно стереть хлопковой марлей, оставляя покрасневшую кровоточащую поверхность (без потери поверхностного эпителия), скорее всего, будут острым псевдомембранозным кандидозом (рис. 8).Обычно пациенты жалуются на чувство жжения слизистой оболочки. Если процедура протирания вызывает отделение поверхностного эпителия от подлежащих тканей (известное как Никольского), это указывает на везикулобуллезное поражение, такое как реакции на лекарства или дерматологические аутоиммунные состояния, и требует биопсии для окончательного диагноза. 40

Рисунок 7.

Зубной стоматит.

Угловой хейлит — это покраснение или трещины в углах рта на стыке слизистой оболочки и кожи, которые также могут представлять собой форму кандидоза (рис. 4). 41 Это состояние значительно чаще встречается у пациентов с диабетом, чем у пациентов без диабета. 3,12,34 Другие причины углового хейлита, которые следует включать в дифференциальный диагноз, включают дефицит витаминов, анемию, стафилококковые инфекции и уменьшение высоты лица, вызванное закрытием рта из-за потери зубов.

Оральный красный плоский лишай и лекарственные реакции на лихеноид

Белые участки слизистой оболочки, которые не стираются, могут быть признаком состояния, известного как красный плоский лишай, хронического субэпителиального воспалительного заболевания, которое приводит к появлению характерного кружевного или пятнистого белого рисунка на покрасневшей слизистой оболочке (рис. 9).Хотя его точная этиология неизвестна, наличие этого заболевания слизистой оболочки часто связывают с диабетом. 1,42

Однако аналогичные изменения слизистой оболочки, называемые лихеноидными лекарственными реакциями, возникают как побочный эффект от лекарств, которые обычно назначают больным диабетом. 43 К ним относятся гипотензивные и гипотензивные лекарства. 42 Красный плоский лишай или лихеноидные реакции могут проявляться болью, чувством жжения и чувствительностью к кислой пище.Они связаны с повышенным риском диспластической или раковой трансформации. Поэтому важно направлять пациентов с этим изменением слизистой оболочки к стоматологической бригаде для дальнейшего обследования. 1,12

Рисунок 8.

Острый псевдомембранозный кандидоз.

Рак полости рта

Поражения тыльной поверхности языка вряд ли могут быть злокачественными, но их следует направить в стоматологическую бригаду для диагностики и лечения. Однако возникновение поражения латерального или вентрального языка, будь то белое или красное, или незаживающая язва, всегда вызывает беспокойство и требует немедленного обращения, чтобы исключить плоскоклеточный рак. 44 Эта рекомендация также применима к поражениям, возникающим в других областях с высоким риском рака, таких как дно рта и области миндалин. Пациенты с диабетом имеют более высокий риск возникновения рака полости рта, чем пациенты без диабета, особенно если в анамнезе есть хроническое курение и чрезмерное употребление алкоголя. 45–47

Последствия курения

Имеются убедительные доказательства того, что наличие привычки к курению у пациентов с диабетом значительно увеличивает не только риск рака полости рта, но также риск заболеваний пародонта 48 и заболеваний слизистой оболочки любого типа. 1,3,5 Эти факторы поддерживают частые тщательные осмотры полости рта и регулярный уход за полостью рта, а также программы отказа от курения при лечении заболеваний слизистой оболочки полости рта и пародонта у курящих пациентов с диабетом.

Чувство жжения слизистой оболочки рта

Чувство жжения в мягких тканях полости рта — частая жалоба пациентов с диабетом, что делает диабет системным заболеванием, наиболее часто связанным с этим симптомом. 49–51 Хотя состояния слизистой оболочки полости рта, такие как инфекция Candida , красный плоский лишай и сухость, могут вызывать жжение у пациентов с диабетом, 52 невропатическая основа подтверждается наблюдениями, что жжение у пациентов с диабетом часто сопровождается изменениями вкуса (дисгевзия). ) или другие сенсорные искажения. 51,53–55 Кроме того, пациенты с периферической диабетической невропатией чаще испытывают жжение в тканях ротовой полости, чем пациенты без периферической нейропатии. 56 Таким образом, вопросы об ощущении жжения в мягких тканях мягкой полости рта будут полезны для определения возможного наличия кандидоза, красного плоского лишая, сухости во рту или невропатии, все из которых могут помочь в оценке нерегулярного гликемического контроля. . 2

Контрольный список для проверки здоровья полости рта при диабете

К счастью, большинство тканей полости рта может быть легко исследовано и пальпировано любым врачом.Важно хорошее освещение лампой, фонариком, налобным фонарем или светом отоскопа. Следует осмотреть все поверхности языка. Кончик языка можно осторожно захватить 2-дюймовым квадратом из хлопковой марли, чтобы стабилизировать язык и управлять им, или можно использовать деревянный депрессор для языка, чтобы втягивать, вдавливать или поднимать язык. Депрессор для языка также можно использовать для втягивания мягких тканей для исследования других поверхностей полости рта, включая слизистую оболочку щек и губ, дно рта, твердое и мягкое небо, пародонт и зубы.Белые участки на поверхности слизистой следует протереть марлевым квадратом, чтобы увидеть, стираются ли они или указывают на целостное изменение слизистой оболочки.

На рис. 3 представлен примерный контрольный список, содержащий пункты, которые помогут членам медицинской бригады выявлять и документировать устные данные, которые могут способствовать диагностике диабета и ведению пациентов с диабетом. Кроме того, этот контрольный список может быть основой структурированной формы направления в электронной медицинской карте, которая может использоваться для связи между поставщиками медицинских и стоматологических услуг, имея в виду, что для того, чтобы любая форма была успешной, поставщики медицинских услуг должны обсудить взаимные ожидания и соглашаются с тем, что составляет эффективное и действенное общение для их конкретных отношений. 57

Мы рекомендуем, чтобы клинический стандарт комплексной помощи пациентам с диабетом включал, как минимум, ежегодный скрининг состояния здоровья полости рта медицинскими работниками, аналогичный частоте скрининга здоровья глаз и стоп. 58 Если у пациентов есть один или несколько результатов в контрольном списке, их следует обследовать на предмет уровня гликемического контроля и направить к стоматологу для оценки и ухода за состоянием полости рта. 59 Также рекомендуется ежегодный или более частый профилактический уход, включая чистку зубов, восстановительные работы по мере необходимости и инструктаж стоматологической бригады по гигиене полости рта, в зависимости от состояния здоровья полости рта и гликемического контроля пациента.

Заключение

Помимо пародонтита, некоторые непародонтальные поражения и состояния полости рта были связаны и обычно наблюдаются у пациентов с диабетом. К ним относятся сухость во рту, кариес, ощущение жжения во рту или другая невропатия, увеличение околоушных желез, атрофические или лихеноидные изменения слизистой оболочки и инфекции слизистой оболочки, такие как кандидоз.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *